yaroslavova (yaroslavova) wrote,
yaroslavova
yaroslavova

Category:

Прохоровы - потомки боярина Алексея Ярославова. Поэтому «Трехгорная» у ц.Предтечи на Пресне

День  Ярославско-Смоленской  иконы  Божией  Матери   http://days.pravoslavie.ru/Images/ii2936&1293.htm
              Искала информацию о том , какой  же  из генералов  Сакен , был  мужем Ярославовой, из тех, кто  участвовал в   войнах  на  Черном море и Кавказе.
Встретилась  статья о  родословии   Борковских.  И в ней  есть глава  , посвященная  потомкам     хорошо    знакомого  мне  дьяка  Алексеева ,  потомками  которого, в свою очередь,    были   Прохоровы  и  это  династия  основателя   «Трехгорной мануфактуры на  Красной  Пресне».   Статья    объясняет  почему    Прохоровы  выбрали место  именно  у   церкви  Рождества  Иоанна  Предтечи на Красной  Пресне,  в стене  баптистерия     которой  - закладные  доски  Ярославовых.
         О  дьяках   Алексеевых. Абзац из  статьи  «Бирское «Рюриково городище» и Климент Ярославов - староста Архангельского - Бирь, контролировавший Перевоз через реку Белую» http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=17&PubID=721
Этот устойчивый, в веках, интерес бояр Ярославовых к землям на Кубене подтверждается и К.В.Барановым - автором статьи «Заметка о происхождении Паисия (Ярославова): Исследования по истории средневековой Руси: к 80-летию Юрия Георгиевича Алексеева» М.-СПб., 2006 г. (настоящую статью иллюстрируют страницы этой публикации).
Схема  Родословия    Прохоровых и Алексеевых  и    Соколовых-Бородкиных   восстанавливается  такая
http://s004.radikal.ru/i207/1310/ed/7793facc8b0f.png
            О  Трехгорной   мануфактуре  писала  также в статье :
«Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави)» http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=660
        Встречала также   книгу С. С. Балашов   «Алексеевы» http://www.e-reading-lib.com/bookreader.php/91581/Balashov_-_Alekseevy.html
       Вот  с такой  преамбулой  директора  МХАТ:
          «Выражаем сердечную благодарность глубокоуважаемому Виктору Ивановичу Тырыжкину морально поддержавшему и материально обеспечившему издание этой книги, а также серии из 7 уникальных книг по возникновению и жизненному развитию Московского Художественного Театра под руководством Народного артиста СССР К. С. Алексеева-Станиславского, выходца из самобытного и талантливого старинного рода русских купцов Алексеевых».
          Вероятно,   речь   идет  о      В.И.Тырышкине, чье имя , вместе  с именем  Д.Медведева,  на колоколах   для   Успенского   Собора  Ярославля,  проектная  церковь для  которых  слишком высока :
«Летописные колокола и колокол к 1000-летию Ярославля, так и «не поднявшийся с земли». Запрет ЮНЕСКО или светские имена колокольных надписей?» http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=783
          У меня  сложилось впечатление, что из-за этих колоколов и  возникли проблемы  у мэра  Урлашова  http://md-prokhorov.livejournal.com/119991.html
Но сейчас я вижу   вполне  может случиться так, что  «свои своих же не узнали».

          Ниже глава из  повести , в которой  рассказывается   о родстве  думских дьяков  Алексеевых  (Ярославовых)  и Прохоровых  - основателей  Трехгорной мануфактуры  на Красной  Пресне

АНАТОЛИЙ СВИРИДОВИЧ ВАСИЛЕНКО   "ЛЮБОВЬ МОЯ РОССИЯ" http://rodovoyegnezdo.narod.ru/Liter/MyloveRussia.htm

ЛЮБОВЬ СЕРГЕЕВНА БАРКОВСКАЯ

"Чаще всего сильный человек имеет перед глазами пример другого, не менее сильного человека. В жизни Л.С. Барковской большую воспитательную роль сыграла Анна Александровна Алексеева. Московский род Алексеевых — старинный. По семейному преданию, они издавна занимались суконным делом и еще при боярской думе были думными дьяками. Анна Александровна шести лет осталась сиротой и рано стала взрослой. Ее вырастил старший брат Семен Александрович, прадед всемирно известного Константина Сергеевича Станиславского, в середине XIX века именитый и знаменитый московский купец. Это был умный и благородный человек. Он выдал Анну Александровну замуж, наделив хорошим приданым, за Прохорова Ивана Яковлевича. У мужа и жены было много общего. Алексеевы славились своей честностью и грамотностью, почему и попали в думные дьяки. Прохоровы позже начали заниматься предпринимательством — в конце XVIII века, но тоже, может быть, потому что, происходили из служек знаменитой Троице-Сергиевой Лавры, обители Святого Сергия Радонежского — стремились внести нравственность и образованность в торговые и промышленные дела. Дядя Ивана Яковлевича — Тимофей Васильевич (1797 — 1854) — учредил первую в России профессиональную школу для рабочих и мастеров. Он был настолько выдающейся личностью, что описание его жизни помещалось в хрестоматии для народного чтения наряду с биографиями других талантливых народных самородков — изобретателя Кулибина, поэта Кольцова.
Однако слава капиталов не приносила, и капиталы Анны Александровны сыграли свою роль в расширении прохоровского дела.
В 1874 году Иван Яковлевич учредил Товарищество Прохоровской Трехгорной мануфактуры на паях. В это время у него была уже большая семья: дочь Любовь (родилась в 1857 году) сыновья Сергей (родился в 1858-м) и Николай (родился в 1860-м), дочери Анисья (родилась в 1861-м), Варвара (родилась в 1864-м), Екатерина (родилась в 1866-м). Жили Иван Яковлевичи Анна Александровна в любви и согласии, имели одинаковые взгляды на воспитание детей, но Анна Александровна задала высокий тон в семейных планах. Видимо, сиротство не прошло бесследно для ее психики и обострило честолюбие и жизненные притязания. Из третьего сословия, к которому принадлежали и Алексеевы и Прохоровы, она решила подняться в первое.
Исторические обстоятельства, благоприятствовали планам Анны Александровны. После реформы 1861 года, как ранее в Западной Европе, происходил процесс сближения земельной аристократии и нового класса предпринимателей, выросшего из третьего сословия. Слабеющие побеги дворянских династий прививались на жизнеспособных и перспективных древах промышленных династий. Прививка оказывалась наиболее удачной в том случае, если семейные ценности дворян и промышленников оказывались близкими.
Именно близость атмосферы семьи Соколовых-Бородкиных, открытых новому, и семьи Прохоровых превратила встречу юного Сергея Кирилловича и Любови Ивановны в факт судьбы. Купеческое понятие «честности» гармонически соединилось с дворянским понятием «чести». Скорее всего, Сергей Кириллович встретился с Любовью Ивановной на купеческом балу: тогда дворяне-мужчины первыми стали рушить сословные перегородки и появляться в купеческом обществе. Студенты-дворяне ходили на купеческие семейные собрания компаниями. Во всяком случае, не тривиальное совпадение, что Сергей Кириллович женился на старшей дочери Ивана Яковлевича, а его компаньон по Катковскому лицею — воронежский дворянин Александр Иванович Алехин — женился на второй дочери владельца Трехгорной мануфактуры — Анисье Ивановне.
У Алехиных родился мальчик — будущий чемпион мира по шахматам Александр Александрович Алехин, а у Сергея Кирилловича и Любови Ивановны — дочь Любовь Сергеевна, которая смогла преодолеть выпавшие на ее долю жизненные испытания с той же силой духа, что и мужчины-дворяне «героического периода». В скором времени после того, как девочку крестили 3 февраля 1881 года в Преображенском соборе Санкт-Петербурга, Любовь Ивановна заболела воспалением легких и умерла. В том же году внезапно скончался Иван Яковлевич. Смерть двух близких людей не предвещала розового будущего лично для Любови Сергеевны. А убийство царя Александра II окрасило в траурные цвета будущее Российской империи.
Познавшая сиротство, рано овдовевшая Анна Александровна, видимо, была особенно чувствительна к знакам судьбы. Бабушка делала все, чтобы смягчить для внучки жизненные удары. С ее одобрения Сергей Кириллович вступил в новый брак с третьей дочерью Ивана Яковлевича — Варварой Ивановной, и Любовь Сергеевна обрела вторую мать. Затем у нее появилась сестра Милица и брат Сергей.
Анна Александровна не оставляла внучку без присмотра, навещая ее в Елисаветграде. Со свойственной ей деловитостью она стала принимать участие в общественных делах города: вступила в Елисаветградское благотворительное общество, почетным членом которого являлся Иоанн Кронштадтский. Членами Общества были представители самых знатных и богатых семей города, например, Роберт Эльворти с супругой, владелец завода по производству сельскохозяйственных машин, расположенного в Елисаветграде. Завод пользовался известность в России и за рубежом благодаря высокому качеству своих изделий. С Р. Эльворти владелица Трехгорной мануфактуры легко находила общий язык. Обязанности казначея благотворительного общества исполнял Сергей Кириллович, а секретарем был Александр Карлович Тарковский - дед будущего советского кинорежиссера Андрея Тарковского.
Многие члены благотворительного общества входили одновременно и в Елисаветградский местный комитет Российского Общества Красного Креста, попечительницей которого с 1893 гада являлась Анна Александровна. Движение Красного Креста началось в Елисаветградском уезде еще во время русско-турецкой войны 1877 - 1878 годов, и главные земцы принимали в нем участие, в частности, Наталья Андреевна Бракер, будущий историк культурной жизни Елисаветграда, Стенбок-Ферморы, Ши-ринские-Шихматовы, Бошняки, Эрдели, Ревуцкие.
Анна Александровна своей деловитостью и преданностью делу сумела заслужить уважение и выдвинуться в первые ряды движения Российского Красного Креста. Собственно, под ее руководством Прохоровская Трехгорная мануфактура и Елисаветградский комитет Российского Общества Красного Креста устроили совместную акцию в годы русско-японской войны 1904— 1905 годов. Анна Александровна вместе с Любовью Сергеевной, ставшей уже взрослой девушкой, и другими патриотически настроенными дворянками пожертвовали личные средства для нужд медицинского обслуживания русской армии. Чтобы во всей полноте оценить силу и благородство порыва этих женщин, следует указать на то печальное обстоятельство, что в России тогда велась беспрецедентная антиправительственная кампания. Студенты из Санкт-Петербурга посылали японскому микадо телеграммы с пожеланием по­беды в разразившейся войне. Еще сильнее давление антиправительственных сил чувствовалось в неформальных отношениях. В 1904 году, когда общественное мнение познакомилось с революционным террором, надо было иметь характер, чтобы не бояться слухов и сплетен, не поддаться скрытым и явным угрозам и открыто стать на сторону правительства. Отсутствовало единение армии и общества, которое существовало в русско-турецкую войну 1877 — 1878 годов, и случалось, что именно женщины-дворянки спасали честь России, Скажем, в Иркутске, городе, расположенном не так далеко от театра боевых действий, люди со средствами практически не оказывали помощи больным и раненым воинам. Единственно Иркутский дамский кружок, сколько мог, помогал Российскому Обществу Красного Креста.
26 июля 1904 года из Москвы в Омск отправились два госпиталя, оборудованных на средства Прохоровской Трехгорной мануфактуры и Любови Сергеевны Соколовой-Бородкиной. Уполномоченной от Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры была Анна Александровна Прохорова. Любовь Сергеевна ехала в качестве сестры милосердия. Устав общин сестер милосердия Российского Общества Красного Креста она знала и понимала, что ей предстоит не романтика. В Уставе было сказано ясно:
«Сестры милосердия общины, принимая на себя это звание, налагают на себя нравственную обязанность служить неуклонно, по мере сил, избранной им трудной задаче ухода за больными, выполняя свое дело с любовью и кротостью и не брезгая неразрывно связанной с этим делом черной работой».
3 сентября 1904 года в Омске открылся лазарет Прохоровской Трехгорной мануфактуры на 55 кроватей, а 22 октября в соседнем доме стал работать лазарет имени Соколовой-Бородкиной, в котором было 12 мест для офицеров и 15 для солдат. Кроме того, Любовь Сергеевна уведомила Херсонское местное управление Красного Креста, что примет в своем имении «Раздолье» на полное содержание 15 больных и раненых солдат, эвакуированных с поля боя.
Сама она работала с бабушкой в Омске. Забот хватало, так как Анна Александровна была назначена еще и уполномоченной Российского Красного Креста в Омске. Кроме лазаретов, Анна Александровна должна была организовать на станции пункты питания для следовавших через город войск. На этих пунктах солдатам и офицерам также раздавались пожертвованные населением теплые вещи.
Все же главное были госпитали. Они существовали до 19 сен­тября 1905 года (офицерское отделение лазарета Соколовой-Бородкиной закрылось значительно позже — 19 января 1906 годг). Через Прохоровский госпиталь прошло 389 солдат, которые провели в нем 15 004 больничных дня. В лазарете Любови Сергеевны лечилось 20 офицеров, которые провели там 275 больничных дней, и 56 солдат, пробывших 1064 больничных дня.
Лазареты в Омске явились лебединой песнью бабушки Анны Александровны Прохоровой и проверкой на прочность для внучки Любови Сергеевны Соколовой-Бородкиной. Напряжение да сестер милосердия, особенно для дворянок, воспитанных в неге и комфорте, было так велико, что нередко они страдали нервными и душевными болезнями. Все свидетели самоотвержения женщин в госпиталях не скрывали своих эмоций, когда говорили об этом.
«Работа их была выше похвалы, польза, ими приносимая, неоценима, их самоотверженность внушала чувство благоговения» - писал в своем отчете Главноуполномоченный Российского Общества Красного Креста".
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments