yaroslavova (yaroslavova) wrote,
yaroslavova
yaroslavova

Categories:

Башкирский след в судьбе царской семьи.Яковлев–глава миссии «спасения Романовых» в Николо-Березовке

Наталья   Ярославова

Аномальный  интерес  к  истории  царской  семьи Романовых  в селе  Николо-Березовка, где  я родилась,  меня  удивлял  с детства. Но   я объясняла  его тем, что здесь, на месте  явления  Березовской  Чудотворной  иконы  Николы  - Закамского   дважды до революции   была  Председатель   Императорского Православного   Палестинского  общества – Великая  княгиня Елизавета    Федоровна  Романова.  Она  что-то  здесь искала … И даже  освятила  придел   своего       погибшего  мужа  Сергея  Романова. Мне      думалось  , что она  искала  следы иконы  Николы  Закамского, перед  которой несли «знамя  Сен-Дени»  или  «знамя  Денеборг» - красное  с белым крестом.
Однако довольно необычным  ракурсом повернулась история Романовых, когда  я узнала о том, что   единственная   служанка   Романовых      по  фамилии   Кузминых-Мичкова имеет  общую  родину и  фамилию   с  матерью   моей   бабушки-сироты, которая ( с  моим дедом) проживала в Николо-Березовке:
«Род Кузьминых из Камбарки странный. Сапфиры; волосы, как у Меровингов. В дополнение к этому - присутствие при последних днях царской семьи Романовых, в лице служанки Кузьминых - Мичковой из этой же Камбарки, единственной из слуг Романовых оставшейся в живых"  ( «Бирское «Рюриково городище» и Климент Ярославов - староста Архангельского - Бирь, контролировавший Перевоз через реку Белую»  http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=749)
            На  днях, 11  августа , была  опубликована  статья  «Уфимский  след в трагедии  царской  семьи» (текст в сокращении ниже)
            «В 1957 году бюро Башобкома КПСС приняло решение о подготовке сборника воспоминаний участников событий 1917 — 1919 годов в Башкирии — «За власть Советов»….Среди намеченных авторов был и Д. М. Чудинов, опубликовавший еще в 1927 году в сборнике «Пройденный путь» воспоминания «Как мы перевозили царскую семью из Тобольска в Екатеринбург»…..В той публикации фигурировал в качестве комиссара Совнapкoма организатор самой oпepации комиссар Яковлев…Настоящая фамилия Яковлева — К. Мячин …»
Именно  этот Мячин,  владевший  иностранными языками и связанный  с Болоньей (Италия)  , который  прятал царскую     семью  и, спасая  от  захвата,   повез её   сначала   в Омск, а  уже  затем  - в Екатеринбург,   потом  вдруг  оказался в той самой  Николо-Березовке, где я родилась.
Он был  в первом составе ВЧК  вместе  с Ф.Э.Дзержинским.
Потом  военным  комиссаром  Уральской области.  «Секретную миссию» по вывозу  царской  семьи  исполнял  в    статусе уполномоченного  ВЦИК.   Вместе  с ним  вывозил семейство  Романовых  - Д.М.Чудинов  из Бирского  района , откуда    родом  был  мой  дед Роман Васильевич  Ярославов и его предки.
Далее о  Мячине  пишут:
«Испросив согласие Уфимского губревкома в Николо-Березовке, Яковлев уезжает в Уфу»
Из чего  следует ,что  в  Березовке  был Губревком.
Информация о том, что  Уфимский  губревком был  в  Николо-Березовке    подтверждается  в  статье  «Первый  председатель Губчека» http://www.agidel.ru/?param1=15389&tab=2
«Девятого марта 1918 года Уфимский губревком принял решение о создании губернской ЧК. Петр Зенцов был назначен председателем ГубЧК.
Практически первым серьезным делом Петра Зенцова в должности председателя Уфимской ГубЧК стало формирование спецотряда для комиссара ВЦИК и члена коллегии ВЧК первого состава Константина Мячина (Яковлева), который должен был доставить царскую семью из Тобольска в Москву. Отряд был необходим для обеспечения безопасности бывшего царя Николая II и членов его семьи в пути. Уфимские чекисты и сотрудники рабочей милиции задачу выполнили — в конце апреля 1918 года они, отражая постоянные попытки отбить в пути и уничтожить семейство Романовых, смогли довезти царскую семью до Екатеринбурга и передать ее Уральскому областному Совету.
Вскоре Уфа под давлением ситуации на фронтах Гражданской войны, сложившейся из-за предательства руководителя оборонительных сил Урало-Оренбургского фронта бывшего полковника старой армии Махина и военного руководителя 2-й армии Харченко, была сдана белочешским и белогвардейским войскам.
ГубЧК во главе с Зенцовым эвакуировалась в Николо-Березовку и временно прекратила деятельность.
Ее сотрудники составили костяк разведывательных подразделений и контрразведывательных органов 2-й и 5-й армий созданного Восточного фронта РККА…»
Вскоре  после того, как  в  Николо-Березовске  появляется
Мячин, там же  появляется   моя  бабушка сирота  Александра  Голикова – дочь  Кузьминых, однофамилицы    служанки       царской  семьи Романовых  в   их  последние   дни  , из той  же самой  Камбарки.  Дату    переезда из Камбарки в Николо-Березовку  я не знаю. 
Странная не только   история   с сиротством , но и реакция   на неё  многие   годы, и темы  , на которые реакция была наиболее  «болезненной».
Особенности  этих реакций я описывала  в статье,  в  годовщину  смерти моего отца, в  2012 году :
«Завещание Бориса Ярославова: 15 лет спустя. Мне ведомы коварные сюжеты ордынского ига»  http://yaroslavova.livejournal.com/156832.html
"....15  лет назад,  в ночь     с   15 на 16  сентября , после полуночи  ушел  из жизни мой    отец Борис   Романович  Ярославов. За сутки      до этого, 14 сентября  мы  посвятили  целый  день его  Завещанию    Можно сказать  Духовной . Сейчас я  знаю   14 сентября,  как  еврейский новый год  Рош Ашана . Тогда не знала.
Спасибо  ему за  то,  что  успел  оставить Завещание и  что оставил.
Если бы   я не  изучила  историю рода,    мне было бы кратно труднее  в  эти  прошедшие   15 лет
Он был  Стратигом. …Довольно     долго обдумывал       переезд  из Башкирии –  в Тюмень…..
Последний  раз  я разговаривала  со своей тетей утром в  Пасху, весной 2012 года  . Она пообещала через пару   часов     найти    телеграммы  из   Башкирского обкома КПСС о награждении Орденами моего деда    Романа  Васильевича  Ярославова. Я хотела  приобщить копии этих телеграмм  к истории рода.
Казалось  бы частное  семейное дело.   Но  …  через два часа  моя тетя     выглядела в разговоре  запуганной и растерянной, отказав мне во всех материалах. Больше  я звонков не  делала…»
               Иные    загадки  этой  истории  описывались в   статье : «Бирское  «Рюриково  городище» и    Климент  Ярославов - староста  Архангельского – Бирь …» http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=749
Цитата:
               «Когда    я искала  более детальное описание Тихвинской   иконы Божией  Матери,  которая    была  подарена      императрицей       Екатериной   II -   генералу       П.Г.Языкову, а   затем вложена   в построенный   им   Бирский  Собор   архангела Михаила, то  встретила  вот  такой   анонс: «В цепочке сапфиров отсутствует центральный камень, раньше на его месте находилась серьга, пожалованная императрицей  Екатериной II».
«Вырванная  серьга  с сапфиром» -  на эти строки я  не могла не обратить внимание. Потому  что  серьги с сапфирами были    вырваны  из ушей   моей бабушки в  её    далеком детстве,  когда она осталась сиротой…  Это уникальная   история, и аналог её   мне не известен.    
Поэтому я конечно    открыла  материал  об     иконе «с вырванной серьгой» . Но     оказалось , что  статья     посвящена не   Тихвинской Богородице  , а    главной   инсигнии  рыцарей  Мальтийского креста – Филермской  Божией  Mатери.
В статье    сравнивается      Филермский образ  Богородицы в Цетинье и  подлинная   икона   , которую   Лука    рисовал при  жизни Богоматери.  Причем   «вырванная серьга»  является  одним из   главных   отличительных признаков:
«У подлинной иконы ….В цепочке сапфиров отсутствует центральный камень, раньше на его месте находилась серьга, пожалованная императрицей Екатериной II...» («Последний образ Пресвятой Богородицы в Ее земной жизни» http://eparhia-saratov.ru/index2.php?option=com_content&task=view&id=4697&Itemid=272&pop=1&page=)
Сапфир  - камень Моисея, на котором  он записал свои  Скрижали.  И одновременно -   это  камень   колена   Иссахар,   знаки  которого стоят  на   гербе  дворянского рода  Ярославовых.
Однако  моя   бабушка       была урожденной  Голиковой. Вероятно,     серьги  с сапфирами, некогда  вдетые   в уши  её   матерью   Евдокией  Кузьминых,    имели  ценность. Но я  так и не смогла  понять:     почему    Александру  не  заставили     снять  редкое  украшение        под  угрозой,   как   это   бывает  у разбойников.  Откуда родилось  очевидное     состояние аффекта , в котором  сапфиры   вырывались с кровью . Из какого варварства, из какой ненависти, из какой  междоусобицы…  
История  с «вырванными  серьгами  из  сапфиров», по времени,      относится ещё      к  Камбарке,     куда   вместе  с Никитой  Демидовым  прибывал  из Тулы поток   евреев –  торговцев,  старообрядцев  , кузнецов… Вместе с ними появились   недалеко от села   Николо-Березовки   ,  в Камбарке и Кузьминых  ..
Не могли же  сами  Демидовы   вырывать  эти  сапфиры   у  сироты,  хоть они и были известными любителями   редких    драгоценностей.  Но  20 век!  Бабушка   Александра     Голикова  родилась  в  1909 году…
Трудно   поверить    ,что это  ненависть    к  её матери,     несчастной «ведьме», умершей в  25 лет     в годы  Японской войны  ,  оставившей трех сирот…
Род  Кузьминых из Камбарки  странный .   Сапфиры;   волосы,      как  у Меровингов . В  дополнение  к этому  -     присутствие при    последних днях     царской семьи  Романовых ,   в лице    служанки  Кузьминых -  Мичковой   из  этой же     Камбарки,   единственной из слуг Романовых оставшейся в   живых…»

P.S.Смотрела  сегодня :   отчего  Башкирию в  эти  дни топит. Встретила  эту   статью.  Дополнила  «романовскую  историю»  маленького села   Николо-Березовка  на Каме.



«Уфимский след в трагедии царской семьи»,  11   августа  2013 года
http://news.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE-%D0%91%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B0+&rpt=nnews2&rel=rel&grhow=clutop

Свидетельства  лиц,  осуществлявших в 1918 году перевозку последнего российского императора Николая II в Екатеринбург из Тобольска
В 1957 году бюро Башобкома КПСС приняло решение о подготовке сборника воспоминаний участников событий 1917 — 1919 годов в Башкирии — «За власть Советов».
Среди намеченных авторов был и Д. М. Чудинов, опубликовавший еще в 1927 году в сборнике «Пройденный путь» воспоминания «Как мы перевозили царскую семью из Тобольска в Екатеринбург».
В той публикации фигурировал в качестве комиссара Совнapкoма организатор самой oпepации комиссар Яковлев…Настоящая фамилия Яковлева — К. Мячин
Печатное, рукописное и иное, наследие В. В. Яковлева (К. А. Мячина) о перевозке Николая II более емко, оно датируется с мая 1918 по март 1928 года.
К. А. Мячин — уроженец села Михайловка (ныне село Шарлык) Оренбургской губернии. В 1899 году 13-летним подростком переезжает в Уфу в семью отчима — приказчика в магазине. Участник знаменитой Миасской экспроприации…Похищенные ценности предназначались для поездки в партийную школу социал-демократов в Болонье (Италия) и на другие нужды революционеров.
В страну вернулся после февраля 1917 года, был избран председателем Симского совета рабочих депутатов. Как делегат-большевик участвовал во II Всероссийском съезде советов и во взятии Зимнего дворца.

Вошел в первый состав ВЧК во главе с Ф. Э. Дзержинским и даже был его помощником.
В начале 1918 года он получает в Москве назначение на должность военного комиссара Уральской области, но уральцы утверждают своего — Ф. И. Голощекина. В. В. Яковлев вновь оказывается в Уфе, и в марте его назначают здесь начальником эшелона из 40 вагонов с хлебом для Петрограда. Он вновь отбывает в Северную столицу. Биография — ярче, пожалуй, не бывает, тем более учитывая его дальнейшие деяния.
Жизненный путь Д. М. Чудинова чем-то напоминает предыдущий. Родина — село Силантьево (ныне Бирский район). Окончил приходскую школу в Уфе. С 13 лет — посыльный в лавке…За участие в Миасской акции отбывал 15-летнюю каторгу в Саратовском централе. Вернулся в Златоуст после свержения монархии, в начале 1918 года был в этом городе начальником штаба боевых дружин (БОНВ).
Отряд формируется в Уфе: путь в Сибирь
По пути из Петербурга В. В. Яковлев заезжает в Москву. Встреча с Я. М. Свердловым приводит к назначению его уполномоченным ВЦИК с задачей вывезти семью Николая II из далекого Тобольска. Такая кандидатура для столь ответственного дела, видимо, была естественной, учитывая его предшествующую деятельность, знание языков и хорошую связь с рабочим Южным Уралом.
Выехал В. В. Яковлев из Москвы уже с мандатом, подписанным В. И. Лениным, в специальном вагоне. В Уфе сразу встретился с П. И. Зенцовым, который занимал ряд должностей, в том числе начальника городского штаба БОНВ, и ввел его в курс своей «секретной миссии», для которой, кстати, был нужен отряд боевиков.
Начальником отряда был определен их общий в прошлом соратник Д. М. Чудинов, срочно вызванный из Златоуста. На формирование отряда ушло несколько дней. Он включал 45 человек, в том числе 22 пехотинца, 15 кавалеристов (с седлами, но без лошадей), 4 пулеметчика, одну медсестру и двух телеграфистов.
Отряд выехал из Уфы в двух пассажирских вагонах, причем, как утверждается в воспоминаниях, об истинной цели поездки знал только Зенцов. Только в самом начале пути Яковлев сообщил начальнику отряда Чудинову настоящую цель.
Поезд прибыл в Тюмень через два дня без всяких происшествий. Дальше путь лежал в Тобольск, который (а это 220 верст) преодолели на подводах. Во время движения отряда произошли первые неприятности и тревожные события. Дело в том, что Екатеринбург, а также Омск (Тобольск входил в его подчинение) вынашивали планы самим вывезти Николая II из Тобольска. Наиболее горячие головы из большевиков, руководителей Уральского совета и красногвардейских отрядов считали, что Николая II надо вообще уничтожить, а не возиться с его перевозкой.
Уже выехав из Тюмени, обнаружили, что впереди движется какой-то вооруженный пеший отряд. Решили ничего не выяснять. На ближайшем станке (почтовая или ямская стa-нция) произошла встреча с представителями этого отряда. Он состоял из екатеринбуржцев и следовал также в Тобольск с особым заданием. Их представители сообщили Яковлеву, что такой же отряд идет из Омска, а также, как писал Чудинов, предложили некий план — во время перевозки царя из Тобольска сделать ложный налет на уфимский отряд, захватить пленника, увести или уничтожить на месте.
Комиссар отверг эти предложения и решил предпринять дополнительные меры предосторожности. Правда, он еще раньше запросил в Уфе дополнительную помощь, которая была уже на пути в Тюмень. Это был сводный отряд симцев и других заводских боевиков под командой П. В. Гузакова в составе 250 бойцов.
Вызов такого отряда говорит о дальновидности Яковлева, учитывая последующие события…
27 апреля (по другим данным — 26 апреля) 1918 года в 12 часов ночи к губернаторскому дому было подано 19 троек, запряженных в сибирские сани-кошевки и дорожные тарантасы. По числу троек были и ямщики из местных, им установили поверстную плату. Началось последнее путешествие Николая II.
….Возвратившись в Тюмень, Яковлев связался со Свердловым, рассказал о своих опасениях и предложил вывезти Николая II в район поселка Сим Уфимской губернии. Этот вариант был отвергнут, было приказано пока ехать к Омску до улаживания возникших вопросов с Екатеринбургом.
Не доезжая до Омска, поезд остановился.
Отцепив паровоз, Яковлев с Гузаковым едут на нем в Омск. Здесь вновь по телеграфу ведутся переговоры с Москвой. Председатель ВЦИК Я. М. Свердлов дает распоряжение ехать в Екатеринбург, ибо теперь есть гарантия безопасности. До Екатеринбурга доехали без происшествий..
В мае 1918 года Яковлев становится командующим Урало-Оренбургским фронтом, а вскоре перемещается на другие командные должности. Под его руководством подавляется восстание анархистов в Самаре.
…В конце концов, В. В. Яковлев, человек явно себялюбивый, независимый, видимо, уже испopченный тем доверием, которое ему оказывалось, остался не у дел. Возможно, в июне-июле 1918 года в его душе и произошли какие-то нравственные надломы.
Испросив согласие Уфимского губревкома в Николо-Березовке, Яковлев уезжает в Уфу, находящуюся во власти Комуча и белочехов, для подпольной работы. И здесь он перечеркивает всю свою предыдущую жизнь большевика, революционера. Решив легализоваться, В. В. Яковлев объявляет о разрыве с советской властью. Вслед за этим следует серия его арестов, в том числе белочехами и колчаковцами. Наконец, ему удается перебраться в Маньчжурию. Яковлев прожил в Китае около девяти лет…
После кончины в 1964 году Д. М. Чудинова его личные бумаги поступили в партархив обкома КПСС (ныне Центральный государственный архив общественных объединений Башкирии). …. Большое место в нем посвящено перевозке Николая II в Екатеринбург.
В. В. Яковлев стал объектом пристального изучения и художественного осмысления историков и писателей. В одних книгах и статьях — гoлые вымыслы, там рисуют Яковлева то монархистом, то агентом царской охранки или английской или немецкой разведки. Но были опубликованы работы, которые строились на достоверных фактах, с тщательным aнaлизом всего, что с ним произошло.
Можно сказать с уверенностью, что миссия комиссара В. В. Яковлева, выполнившего сверхважное государственное задание в апреле 1918 года, спасла тогда Николая II от гибели. Но она все равно наступила.
В Уфе до июня 1941 года работал Музей революции по адресу: ул. К. Маркса, 6 (ныне здание Музея археологии и этнографии им. Р. Г. Кузеева Института этнологических исследований УНЦ РАН). В этом музее автор, будучи учеником третьего класса, был на экскурсии в 1938 году. С началом войны музей был срочно ликвидирован, а часть его экспонатов утеряна или разошлась по разным местам. Один из экспонатов мне передали в 1960-х годах.

Виктор Черемис, Республика Башкортостан




 
Tags: Романовы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments