?

Log in

No account? Create an account

И У МЫШЕЙ ЕСТЬ СВОЙ ГОРОД Часть 1
yaroslavova

Перед «глотком свободы» 90-х,так оно и должно было быть, в городе Мышкин, на гербе которого Мышка, спасшая князя Мстиславского, был создан музей Мыши.Книгу я купила в 2012 г.. Но только сейчас наступило время, когда я считаю нужным обнародовать этот текст, которого нет в электронном виде и сделать на нем акцент.«И у мышей есть город» https://yaroslavova.livejournal.com/639481.html -глава книги «Вечный поиск краеведа".Я не случайно подчеркнула до этого о бдительность Маленьких: мышки, чертополоха...Создавая музей и размышляя об этом, мышкинцы это прочувствовали:«В основе музея Мыши должна использоваться идеология сказки.Только так можно показать, как в русских сказках маленький становится сильным. Маленький оказывается своего рода носителем счастья.Крохотный зверек... могуч…Для музея он - как чудо в малом».

Из книги "Вечный  поиск  краеведа"  Анатолий Грешневиков
И У МЫШЕЙ  ЕСТЬ СВОЙ  ГОРОД

Тысячу   раз   рассказывал Гречухин   посетителям краеведческого  музея историю появления  мышки в гербе города, а догадаться  открыть музей  Мыши не мог.
И даже когда  друг  города  Мышкина, обозреватель  газеты «Советская  культура» Илья Борисович  Медовой  подал краеведам  идею создания такого музея, он  не принял её  всерьез.   Со  смехом  отвергли её и коллеги.
У Гречухина  есть   объяснение   упущенному времени и  упущенным  возможностям. Видимо, живя в   чудном уездном  месте, краевед  иной раз не приобретает широту  видения:  то ли у него взгляд замыливается, то  ли ему просто  разума творческого не хватает. Он не замечет порой того, что лежит на поверхности. Приучает  себя  видеть явления  жизни   глубже, шире, дальше, а выходит – ближайшего не  видит, причем  самого   золотого…
В следующий приезд в город Илья  Медовой     повторил  предложение:
- Вы  не замечаете   идею, которая  будет полезна городу,  - идею   музея  Мыши.
Гречухин не  хотел обидеть друга,  отвергая  его задумку.  Столичный   журналист  бывал  у них в  музее несколько раз в год. Приезжал на все крупные   мероприятия,   будь  то научная  конференция  или  открытие  новой выставки . Музей   заинтересовал его  как  крохотный   городской    организм,   почему-то  живущий  общественной  жизнью.  Да и провинциальный  городок не  до конца  разрушен  советской  властью, и почему-то  сохраняет  некоторую самобытность.  С первых   дней  знакомства    Медовой прикипел к   душой к  краеведческому   музею, стал подлинным  другом  города. На страницах замелькали   его рассказы о  работе краеведов  и их славной  малой родине. Ему   искренне  хотелось, чтобы   люди знали   о мышкинских подвижниках.
Нежелание  делать музей   Мыши  Гречухин  объяснил  медовому так:
- Мы, Илья  Борисович,   проводим    археологические   экспедиции,   свозим    мельницы и часовенки, собираем  прялки и наличники. Мы изучаем мир  народной  домовой  резьбы, а тут   какая-то мышь! Ну и чудак  ты!
Не приняли краеведы идею,  забраковали её, посчитали надуманной.
А Медовой  оказался человеком  терпеливым. Через  год он снова повторил  Гречухину    свою мысль   и на сей  раз привел серьезные  аргументы.  В краеведах это  вызвало   легкое раздражение: вот, мол, выдумщик, зацепился на  какой-то  ерунде.
-  Разве ты  найдешь  древнее изваяние , мышь каменного века что ли? – спросил журналиста    Гречухин: -  Мышкинцами  почитаемую?! Или найдешь   саркофаг князя  Мстиславского, которого  по легенде будто- бы  мышь разбудила и спасла от  смерти? Все это  ерунда. Мы  же на фактах основываемся.
Через год  Гречухин  неожиданно вспомнил этот разговор и ему  стало  стыдно , неловко.  Его вдруг осенило… Пришла  мысль: а почему  бы городскую   легенду о мыши   не превратить в   Музей  мыши ?!  Это же  сущее золото!  Это  сказка,  лежащая  под ногами. Её  разыгрывай   сколько   хочешь. Она  никогда  не  кончится, никогда  не устареет, никогда  не исчерпается. Причем  мыши  живут  везде. Так почему  Мышкину не быть  столицей  мышей?
Гречухин  долго  сокрушался, что  потерял столько  драгоценного     времени.    За три года,  прошедших с момента  подачи идеи,  можно  уже было открыть музей.  А Гречухин  время ценил особо… Он всегда говорил, что время  -  лучший  капитал. И, чтобы  вновь его не упустить,  собрал мальчишек и твердо  заявил:
-  Будем  делать музей Мыши!
Мальчишки, переглянувшись   нехотя заворчали.
Председатель  Совета  хоть и объяснил  им смысл  нового дела, они больше любили ездить в экспедиции  по дальним и  заманчивым уголкам необъятной  России, плавать по малым рекам, собирать старинную утварь… Обсуждали идею долго, бурно и в   конце концов  пришли к согласию.
Гречухин поспешил в поселковый  Совет. Его  председатель  Галина   Васильевна  Розанова, человек по характеру   суровый и властный , внимательно   выслушала его идею и   одобрила.
-Начинайте, я поддержу,- уверенно  сказала она.
-Так нужен для  начала дом, - заметил Гречухин.
- Какой дом-то   приглядел?  - тут же  смекнула  Розанова, зная  основательность собеседника, и  понимая, что  краеведы  приняли  безоговорочное  решение  и готовы   незамедлительно его исполнять.
- Хотя бы   тот, в котором живет  Федоров. Коммунальный  дом.   Он соседствует с  нашим музеем. В нем две  квартиры.
- Решим. Не сомневайся.
- Документы надо подавать?
-  Не торопись. Я почву  подготовлю.
Председатель  поселкового  Совета  за год смогла расселить квартиры.  И когда состоялась   официальная  передача дома в пользованию  музею, Гречухин  назвал Розанову    великим  человеком.
Краеведы  втянулись в очередной ремонт.   Он шел тяжело. Для  музейной  экспозиции  требовалась  иная  планировка. Пришлось убирать  чуланы,  перегородки. Мальчишки разобрали четыре печи, а пятую самую крепкую и нужную для отопления, оставили, переложив   кирпичи  и в топке, и в трубе.   Заново  настилали полы,  поскольку  старые    почернели и прогнулись.
Ремонт был  сделан  за год.
Ещё год  ушел на подготовку  экспедиции.
Первый   подарок  музею  преподнес    Медовой.
Он собирал  мышей по всей    Москве. Причем старался не просто найти  зверушку, пошитую из  тряпок,  а чтобы она, выставленная на витрину, именитой была и  географией  прозвучала. Так  среди его подарков была  заметной  канадская  мышь – её  ценили как иностранку.  Необычность   другой  заключалась в том, что  она  принадлежала … поэту  Булату  Окуджаве. Медовой  усиленно искал именно таких мышей – знаковых,  звучных.   И привез  он их в музей  сразу пятьдесят,   целую экспозицию  знаменитых родовитых   зверушек.
Вели активный    поиск   и мальчишки.  Тащили в  музей хвостатых тварей, сделанных  из любого материала – глиняных,  железных,  тряпичных, нарисованных  в любой книжке,  отмеченных в   значке, посуде, игрушках.
Школьный учитель труда Сергей  Александрович  Овсянников  смастерил для  музея  первые стенды  - узенькие , как корытца, аккуратные, вертикальные. Ребята  повесили  их на стенки.
И когда 1 мая  1990 года в  музее открылось маленькое собрание  мышей, то сердце Гречухину  подсказало: музей  попадает в сказку. Вон  мыши  сидят на полках  -  это их дом. Наконец-то у  мышей  есть дом   на земле.  Большой,  бревенчатый, настоящий, как  у человека.  И этот  дом  создал он,  Гречухин,  предводитель  местных  краеведов.
Он не  ошибся.  Задумывалось  все правильно. В основе музея Мыши   должна использоваться идеология сказки.  Только таким образом можно показать, как  в русских сказках маленький  становится сильным.  Маленький  оказывается своего рода носителем счастья.  Музей  Мыши убеждает человека, что  маленький  не является  чем-то второстепенным в этой  жизни, на земле   все велики,   даже мышь.  Крохотный  зверек    очень  значим,  могуч по-своему,   полезен, интересен.   Для музея  он-как  чудо, заключающееся в    малом.
Гречухин  обрадовался и  другому   собственному  открытию: теперь  музей  Мыши убедительно  объясняет  посетителям и  туристам, почему   мышь отражается  в имени  города… Разыгрывается сказочный  герб города… Раз мышка  запечатлена в гербе, значит город ей родной, с  ним связна  интересная  легенда .   Князя  Мстиславского , крепко спавшего на  здешнем    берегу Волги, сгубила был  подползавшая  змея, если бы   вездесущая мышка не  пробежала по лицу  богатыря и не разбудила его.  В честь  божественного спасения  князь  приказал  срубить  на берегу реки  часовню и стрижку , кои и    положили   начала  Мышкину.
Музей старался  показать своим присутствием  сказочную   прелесть города, сказочную индивидуальность и его  сказочную, высокую,  гуманистическую  значимость.
Краеведы   привыкли к  отсутствию  на подобных  торжествах  большого количества  людей, представителей средств  массовой информации,  чиновников. Гречухин  тоже не  обратил на    это особого  внимания, лишь заметил  молодым  коллегам, что вновь  подтверждается идеология  пропагандируемой ими  сказки:  из малого рождается  большого.
Первым  посетителем оказался  небольшой  мальчик. Краеведы  вручили ему дорогой  подарок. Выразить свой   восторг от  увиденных  игрушек  словами он не смог, постеснялся.  Зато  запоминающиеся  слова сказал один  старик:
-   В сегодняшний не слишком радостный  век  такое явление  обнадеживает.
Эти слова  коснулись сердца   Гречухина. В   них   -  подтверждение и  значимость дела, и необходимости  музея.  
Начались  рабочие  будни,    поиск мышей.
Письма  полетели в разные  инстанции.  Цель их одна. Заявить о существовании, найти  единомышленников,  сказать  гражданам страны, что у мышей есть свой дом.
Журналист  Медовой  познакомил краеведов  с целым рядом российских  изданий. О необычном  музее писали все, начиная с  «Советской  культуры» и  заканчивая «Правдой».  Одни не желели очерка  на  пол  полосы, другие информировали читателей   короткой  заметкой.
Но  два печатных издания   сделали то, что не смогли сделать все  средства  массовой  информации страны  вместе взятые.   Газета  «Пионерская правда» и журнал  «Веселые  картинки» в   один миг перевернули  жизнь музея, сделали его   знаменитым на всю  российскую  детскую аудиторию.   После  появления  на их страницах рассказа о жизни мышиного  дома-музея   на мышкинских  краеведов   обрушился водопад писем и  подарков.
Письма приходили разные. Некоторые были короткими, недоумение  со знаком вопроса?   Дети писали: «А правда, что   есть такой  музей? Вы мне  напишите  и фотокарточку    пришлите ? Не может быть!»  В других  конвертах  лежали   сочинения на мышиную тему, сказки,  стихи, рисунки. В целом  ряде писем интересовались: « А как   приехать в ваш город?». Писали из самых разных мест -  от  Дальнего   Востока  до   Калининграда.
Краеведов   потрясли письма,  пришедшие из Западной  Сибири,  - из Сургута, Нижневартовска,  Нефтеюганска. Читать их  без слез было невозможно. Дети нефтяников   писали страшные письма, поэтому читали их  в основном  взрослые  ребята.  Один  мальчик сообщал:  «Здравствуйте,   уважаемый  музей   Мыши!    Я сижу дома один. В   доме у нас очень  холодно.  Дверь не закрывается.   Пьяные   дяди  сломали её. Куда-то снова ушла мама.   А папа уже не приходит неделю-вторую.
У нас ничего  дома  нету, никакой  еды… Мне  так одиноко и  печально. Я все плачу. Напишите мне, где вы есть?  Если  можно, пришлите мне какую-нибудь  сказку».
Таких писем  из нефтяных  регионов  от  обездоленных детей было много.  Музей  старался  им всем отвечать. Гречухин  создал большой  пресс-центр, который  зачастую напоминал детское  психотерапевтическое  учреждение.  Краеведы  не  могли осилить  всю почту, не  успевали прочесть все  письма, полученные в  течение  дня. Что уж  говорить про ответы?!  Совет  краеведческого  музея  решил  обратиться  з помощью в школу. Педагоги  выделили  для обработки  почты  тридцать школьников.  Они  все  разместились в центре  детского  творчества .  В  широких   просторных  комнатах допоздна горел свет. Другая  группа ребят  обрабатывала  почту в   музее.   На них  лежала ещё и  обязанность    быть цензурой: они  просматривали, перечитывали те ответы¸ что  готовили школьники  в Центре  детского  творчества , потому что дети писали так, как  умели. И делалось это  для того, чтобы не  быть осмеянными.
Музей   тратил огромные  деньги  на обработку  почты, и нес  из-за этого колоссальные  убытки. Если    раньше кассово-билетный  заработок  шел на  экспедиции, то   теперь – на конверты и посылки.
Все чаще  приходили  письма из-за границы. Усердностью и щедростью  отличались  славяне. Хорошая  бандероль  пришла  из  Сербии. В  синей коробке   лежала огромная  мышь. Такого  размера  зверушек в  музей  ещё не  поступало. Её  сшили  братья  сербы из тряпок и  украсили блестящими  пуговицами. Строки  письма  гласили: «Мы братья-славяне, живущие  далеко на  Балканах, слышали, что  у вас  живет сказка¸ и мы рады в   вашей  сказе   участвовать. Посылаем свой  подарок».
Но  сколько  бы добрых   писем и посылок  ни  приходило в музей, как бы не пополняли они  коллекцию  мышей,   краеведы  страдали…
Звонок  с почты  пугал  мальчишек.  Голос на  конце трубки  каждый  раз становился  все   раздраженнее и  раздраженнее.  Почтальонша  регулярно выговаривала  Греечухину:
-Ваши  письма  замучили нас  всех.
- А что, собственно,  делать?!- усталым и  успокаивающим   голосом  отзывался Гречухин.
-Что-что? Взять их.
-Так  вчера  брали.
-Вчера  сколько  взяли?
-Шесть мешков.
-Сегодня   двенадцать.  Машину  присылайте.
Никто  из краеведов не   знал, как  остановить  лавину  писем.  Гречухин  даж  стал подумывать о том, что  зря ввязался в  информационную   акцию. Пресс-центр  работал на всю  катушку и дошел до   полного  изнеможения.
За  год пришло  пятнадцать тысяч писем!  Одолеть, справиться с такой почтой    школьники уже не могли. Гречухин  даль команду: отвечать только бедствующим ребятам  либо тем, кто прислал  интересное  послание, на которое  нельзя не  ответить.
После такого  вынужденного  решения количество   журналов, регистрирующих  ответы пресс-центра  резко  уменьшилось, но в них  по-прежнему детским  почерком  заносилась  потрясающая биография   авторов.
Журналисты  стали  свидетелями   иинтересной и очень  полезной  жизни музея. Краеведы взяли на  себя   несвойственные им  функции -   открывать   таланты, поддерживать  в  детях тягу к красоте,  спасать  чужие  ребячьи    души от меланхолии и душевных  потрясений,   заражать их любовью к жизни,  культуре, искусству. Их  огромный труд,  общение с невидимыми посетителями   музея  были пронизаны  глубокой искренностью, правдивостью.  Проблемы других детей не  стали  им  обременительными.
Если в   больнице  людей  лечат   лекарствами,  то в музее  обездоленных детей   лечили словом.   Некоторые  письма,  ободряющие,   согревающие и дарящие мечту. Гречухин  писал сам, многие  сочиняли коллеги,  но при  его  присмотре и корректировке, Им руководила благородная жажда  проникнуть в мир  детской  жизни и подсказать  ребенку путь   через   будничное  сосуществование  к красивой, заветной  мечте. Он учил  детей  мечтать.
Музей начал открывать таланты.  Мимо  этой  важной  задачи он  не мог пройти.  Почти в каждом конверте     лежали детские рисунки – мыши  в сарафанах,  мышонок- путешественник, мудрый    мышиный  вождь- философ, в очках и  с тростью.   Что –то  надо было делать с рисунками. Куда-то их определять. И Гречухин,   не  долго  думая,  предложил   организовать из них   постоянные чередующиеся  выставки.
Рисунки    неожиданно  вызвали   большой  интерес  у посетителей.  Особенно у  ребячей  публики.  Музей не  мог не  поддержать детское   любопытство,  фантазии.   Вскоре  выставки  захлестнули полмузея.   Эти  мероприятия и события,  как и лавина писем,  тоже застали Гречухина   врасплох.  Выход он  нашел интересный. Так как со всех концов  дети, будто сговорились, присылали вначале    много сказок, то  выставка  посвящалась  сказке. Но все  эти мероприятия   Гречухин  стал делать  тематическими – то выставка  рисунков,  отображающая    разносторонние  деяния  мышей,  то выставка  стихов,  то выставка  новых  поступлений  игрушек.   Фантазии  детей  хватило на то, чтобы   подвигнуть  музей  к  организации «Мышиной    энциклопедии». Дети составили  самодеятельные  томики книжек,   расшитые как попало.  Все они были с  рисунками и фотографиями.
Одна  книжная тематика  называлась  «Мышгород»,  другая – «Мышонок Пик», третья – «город Мышевск». Дети  читали и перечитывали книги  писателей-натуралистов, в которых  героиней являлась   мышь, -  Бианки,  Пришвина,  Скребицкого,  Сладкова,  Онегова. Сюжеты  их   книг   помогали  им  делать их  «Мышиную  энциклопедию»  разносторонней и богатой по содержанию.
Обилие  выставок  подвигло  Гречухина к   мысли о  расширении музея. Он чувствовал, что  экскурсоводам  тесно в  доме, и    экспонатов  собрано на два  таких  помещения.  Стоит приехать на  экскурсию группе  школьников или  просто  туристам из далеких краев , как  помещение   музея тут же заполняется до  отказа. Экскурсоводам не   развернуться, не  показать дсотойно  новую выставку. Теснота  сковывала работу.
Гречухин обратился  к   хозяину  города  Геннадию Замятину с просьбой  представить для музея другой  дом.  И глава   администрации  пошел на встречу.  Как говорится,  правдами и  неправдами, но  музею вскоре был  передан дом, расположенный  рядом с территорией  краеведческой  республики. Жителями    бревенчатой  избы  оказались   бомжы. Беречь и ремонтировать  жилье в их план не  входило.   Потому они  довели его  до  ужасного  аварийного  состояния.  Полы, стены,  потолки – все  нуждалось в  замене.  Ремонт  для краеведов был  просто    ужасающим   по затратам, он  влетел им в   копеечку.   Одна  только  плата  за стройматериалы   съедала значительные   средства, заработанные  всеми  музеями,  -  и   этонографическим, и    краеведческим, и   музеем  Мыши.
Но  затраты на   ремонт оказались не самой  главной  бедой.  Врагами номер  один стали тараканы  клопы.  Когда после выселения  Гречухин    зашел осмотреть  приобретенный  дом,  то   увидел перед собой  шевелящиеся стены и потолки – таким  заметным было  мельтешение  насекомых.
- Вот  это да !  - испуганно   сказал Гречухик и высочил,  потрясенный   увиденным, на улицу. – Нам с ними не справиться.   И жить с ними будет  нельзя.
На счастье  Гречухина  в тот час    мимо  дома   проходила  бабушка  Шалашова. Её сын Алеша работал в музее.   А  она сама  жила с  музеем по   соседству.  Увидев   озабоченного  Гречухина  подошла  к нему,  поинтересовалась, что случилось.  Когда  узнала про гое краеведов, не всполошилась, а наоборот , успокоила Гречухина и пообещала свою  помощь.
- Ты не страдай , Володя, - сказала она.-   Решим все    одним разом.
- Что  же будем  делать?
- Да решим, дорогой мой.
- А вы   чего  озаботились так ? – поинтересовался  на всякий  случай   Гречухин.
- Так в  доме-то уже никто не  живет. Значит, тараканы к нам  придут через дорогу, ни же умные. Понял?
Просвещенность   бабушки порадовала   Гречухина, вселила  уверенность. Тем более,  она   одно время  работала  в ветлечебнице.   На следующий   день  бабушка  принесла домовую шашку дикого   действия . Чуть ли не  армейскую, начиненную   каким-то газом… Подожгла  её по всем   правилам,  открыла  дверь в дом и бросила в   центр коридора. За закрытой  дверью,  плотными окнами творился  кромешный  ад. Дикий  дым лез изо всех   щелей. , из всех форточек.   Страшный   дым.  Он струился  даже  из-под  пола и завалинки.
Через день краеведы  кинулись в дом.  Вошли и ахнули: на полу  лежал  своеобразный  ковер  из мертвых вредных  насекомых.
Ребята  ободрали все  обои., отбили   фанерную  обивку. Бабушка  Шалашова повторила  наступление  дымовой  шашкой на тараканов и клопов и окончательно  их выкурила.   После битвы она велела  мальчишкам  взять   веники и лопаты, и вымести  остатки вредителей.
В стародревние  времена   этот дом принадлежал  купцам   Титовым.  Он был  перевезен из сел  Поводнево в  тридцатые годы. Переселение повредило   его.   Плотники  плохо поставили  на  фундамент.   Допустили  ошибки и при сборе. Но главный урон  жилью  нанесли   последние  жители, превратившие  одну  комнату в ремонтную мастерскую  мотоциклов и  машин.
Краеведы   сделали  в доме не только реконструкцию, но  и заменили в нем все полы, крышу,  стену и печи.   Помещение  раздалось,  раздвинулось,   и его простор  обещал   музею    больше места… И сказка здесь   разместилась, действительно,    пошире.
Музей  Мыши на новом месте  приобрел   второе рождение
Для  детей, местных  и  приезжих,  да и для  тех,  кто не видел его,  но знал о нем по письмам и  газетным  публикациям,  музей  стал путеводителем в  сказку.   Но он и городу,  его  экономике, имиджу, инвестиционной  привлекательности, туристическому   бизнесу , оказал   неоценимую услугу.
Музей  Мыши стал  замечателен и  тем, что  именно он позволил  в  Мышкине  совершиться   значительному  событию -   зарождению и  развитию  мышкинского   игрушечного    промысла.
А начался   расцвет бизнеса  с настольных  игрушек.   С того дня,   когда   в  музе  к Владимиру   Гречухину   заглянули  две маленькие   девочки.  Они  подошли к нему и сказали: «Владимир  Александрович, а можно мы  будем сами делать мышей и  продавать их у вас на территории?».
У Гречухина  сердце     дрогнуло от радости. Вот  оно, начало  мышкинского  промысла.  Пусть пока  мышинного,    но ведь   лиха беда начало.  Раньше о  нем краеведы только мечтали, думали,  как и с чего  начать.   Размышлял и он.   Городу  при современной  рыночной жизни  нужен свой  промысел, неплохо заиметь его  музею.  Это не  просто  лишние  средства для   жизни и  экспедиций,  тут  главное -  талант в людях развивать , ремеслу    детей  учить,  и, конечно же,  славу  для города  добыть.   Только   дальше размышлений  дело не шло.  И вдруг школьница Метелкина  заявляет  ему: « Игрушки  наши город будут  прославлять! Разрешите нам,мы  вам не помещаем!».
Три года  школьницы  торговали мышами на территории музея.  Ставили  небольшой столик у сказочного  дома и торговали. Мыши  стоили копейки.   Гречухин   любил со стороны   наблюдать за ними. Особенно  в день приезда  туристов.   Подойдут заезжие  гости к столику и начинают спрашивать   девочек, почему товар у них слишком  дорог. Школьницы, не терялись, отвечали всем    почти одинаково:
- Во-первых,  мы  затратили  много труда на изготовление  этих  игрушек,   а во-вторых,    это образ покровителя   нашего   города… Он дешевым быть не  может!
- Попробуй,    скажи лучше.   Как  радостно  это было  слышать Гречухину!
Плату   за аренду торгового места  краеведы с девочек не  брали.   И вскоре к ним присоединились    другие  мастерицы.  В том числе и взрослые   женщины.  Ассортимент игрушек увеличивался.   Дело росло, ширилось. На лотках в    основном продавались  шитые мыши. Мастера     награждали    зверушек  самыми  необычными образами. Мышь –барышня, мышь – мальчик, мышь на  самолете,  мышь на лодке,   мышь с  луком на охоте… Все эти игрушки были  искусно   сшиты из   войлока, тряпок,    сапожных обрезков,   из  кожаных лоскутков".

Продолжение  следует  https://yaroslavova.livejournal.com/639686.html