December 10th, 2012

Ярославль: прогулка в утренней сини. Акценты непосредственного присутствия

От Богоявления - до Благовещения

© Наталья Ярославова-Чистякова

Полный текст с иллюстрациями  по ссылке  http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=782

В первые дни декабря заметало не только Петербург, но и Ярославль, и Рыбинск и всю северо-западную Россию. Однако эту поездку: Ярославль -Толга- Рыбинск я запланировала ещё в середине ноября, когда начала писать статью о Мологе, и потому неожиданно начавшаяся в день отъезда метель уже не изменила мои планы. Надо сказать, что в Ярославль и Рыбинск я ехала не ради Мологи, хотя именно она «переполнила чашу». Главный же мотив был иной. И я понимала, что меня ждет большая работа, откладывать которую далее нельзя.

В действительности, меня ждал впереди большой подарок, но когда в 6 утра я выходила из петербургского поезда на перрон ярославского вокзала, об этом мне ещё не было ведомо. Одинокий троллейбус № 6 привокзальной площади Ярославля, напомнил мне о тех счастливых тюменских временах, когда в нефтяной столице ещё были троллейбусы, а неизменный маршрут № 6, начинавшийся от тюменского вокзала, вез меня к дому моего отца в годы его жизни. Поддавшись ностальгии, я села в этот ярославский шестой номер, с означенной в маршруте конечной остановкой - Богоявленская площадь… А - вместо отца меня там «встретил» Ярослав Мудрый, что вообще-то тоже имеет отношение к фамилии. Памятник родоначальника Ярославичей и основателя города Ярославля стоит именно на этой площади.

Рядом - в изразцах и искусно подсвеченная Богоявленская (крещенская ) церковь. Темное зимнее утро, снег по колено, такси почти не ходят и церковь, работающая с семи утра, с роскошным иконостасом, как добрый приют для странников И у меня есть чувство, что начинать знакомство с Ярославлем надо именно с этой площади и с этой церкви, деревянная предтеча которой стояла на этом месте ещё в XI веке. И быть может - вот таким, заснеженным темно-синим утром, как это сделала я. Зайти во двор Ярославского Кремля, когда там ещё никого нет. Удивиться ярославским «репьям», украшающим звонницу Спасо-Преображенского монастыря. Выйти через Святые ворота, подойти к часовне и скамейке примирения. Прогуляться по снегу вдоль реки Которосли к храму архангела Михаила и далее, далее к знаменитой Стрелке-мысу, к слиянию рек Волги и Которосли… А вокруг - все более и более прозрачная и светлеющая синь…

Церкви, как будто, сопровождают эту встречу рек. И если пройти от площади Богоявления до Стрелки, а затем прогуляться по набережной, то начинаешь осознавать свое присутствие в городе, который в три раза старше Петербурга.

То, что я сейчас пишу, это одновременно некий анонс будущих публикаций, включая и фотографии, сделанные в предрассветной сини, затем - днем на набережной, и вновь - на набережной Волги, куда я вернулась уже перед отъездом. Ярославцы обратили мое внимание на кувшинообразные купола церкви Благовещения Пресвятой Богородицы. Всенародное достояние - об этом сообщает табличка на её стене. В самой же церкви выделила для себя небольшую икону, напомнившую мне о тайне Алексеев.

Я выбрала эти фотографии из многих, как презентацию « идеального маршрута гостя Ярославля» от площади Богоявления, до Стрелки и вдоль набережной. Это Старый город и дворянские особняки с видом на Волгу. В одном из таких живописных особняков находится Музей истории города Ярославля. Музейные экспозиции, надо сказать, изысканное дополнение к картине моего путешествия. Хотя я была в музее уже во второй день, после Ярославского Толгского монастыря.

Много писала об Игнатии Брянчанинове и не однажды обращалась к теме Ярославской Толгской иконы Божией матери Но вот только из небольшой брошюры, купленной в Ярославском Толгском монастыре, узнала о том, что покровителем этого известного монастыря, основанного в 1314 году, является Святой Игнатий Брянчанинов («Тайна Табакерки раскрыта: фамилия «её Высокородия» Ф.С.Ярославовой - Брянчанинова!»).

В моей библиотеке более десяти книг авторства самого Святителя и книг, посвященных жизнеописанию Игнатия Брянчанинова, но почему -то в них не упоминался столь важный факт, которому в самом Ярославском Толгском монастыре придается первостепенное значение. Вот это и есть важный «акцент присутствия на месте», т.е. непосредственно в Толге.

Второй «акцент на месте» - это колокола к тысячелетию Ярославля, которые так и остались на земле, хотя прошло уже два года. В августе 2010 года я следила за судьбой этих колоколов, которые отливали специально к тысячелетию Ярославля. На колоколе была изображена ярославская Казанская икона Божией Матери, и Ярославская Толгская икона Божией Матери. В те дни презентовали колокольный звон ,ожидающий ярославцев непосредственно в юбилейную дату … Но новостные сообщения так и не появились. Ни через неделю, ни через две недели после юбилея. И вот теперь я узнала, что и спустя два года после юбилейных событий «колокола все ещё на земле», как говорят ярославцы… Почему «на земле» - отдельный разговор. Может быть, Богородичные образы и «приземлили». Причем исчезла и статья «Колокол тысячелетия Ярославля украсят изображения икон», на которую я делала ссылку.

«Не поднявшиеся с земли колокола» ныне около нового Успенского Кафедрального собора, построенного к 1000-летнему юбилею и весьма неоднозначного по своим размерам. К тому же, я осторожно отношусь к храмам без фресок. В некоторых из них бывает такое ощущение, что «вынеси иконостас, как мебель» и здание ничем не будет напоминать храм. В данном случае, это сказано в контексте ответа на вопрос «Что такое Бог?» Святого Бернара Клервоского, который отвечал: «Длинна, ширина, высота, глубина». Однако во многих храмах нет ощущения и божественных пропорций.

В Успенском Кафедральном Соборе в настоящее время находится рака с мощами Святого Федора Черного и его святых сыновей Давида и Константина. Я подошла… при этом помнила,что речь идет о муже и детях крещенной внучки Батыя. Очень сложная история.

У меня сложилось впечатление, что ярославцы разделяют Святых Василия и Константина и Святого Федора Черного с сыновьями. Во всяком случае, в разговоре они задаются таким вопросом: Великие князья Василий и Константин стали Святыми, потому что сражались с Батыем и защищали от монгольских варваров Северо-Запад России. А Великий князь Федор Черный стал Святым, потому что породнился с Батыем - так они это понимают.

Святые Василий и Константин - последние потомки Ярославского князя Всеволода Константиновича. Василий умер в молодости от печали о разоренном Ярославском княжестве. Его брат Великий князь Константин принял мученическую смерть в битве с Батыем около реки Которосли на горе Туге.

«3 (16 н.ст) июля 1267 года татарские отряды подошли к Ярославлю. Князь Константин вместе со своей дружиной вышел им навстречу. На возвышенности у реки Которосли произошла кровавая сеча, во время которой погибло множество воинов

с обеих сторон. Юный князь Константин принял в этом бою мученическую кончину, отдав свою жизнь за православную веру и независимость родины.

Гора, на которой происходило сражение, с тех пор называется Туговой, как место туги (печали) и слез, пролитых осиротевшими ярославцами. Тело благоверного князя Константина было с честью погребено в соборном Успенском храме Ярославля, рядом с телом своего брата благоверного князя Василия.

В 1501 году Ярославский кремль был опустошен пожаром. Когда начали копать рвы для нового соборного храма, обрели два гроба с нетленными мощами. По надписям на каменных плитах узнали, что это святые мощи князей Василия и Константина. После совершения соборной панихиды оба гроба со святыми мощами были опущены в землю. Внезапно поднявшаяся буря с громом и ливнем, продолжавшаяся две недели, устрашила ярославцев. Он приняли это за знамение небесного гнева, потому что не воздали должной почести благоверным князьям своим, которые как бы возвратились к ним своим нетлением через два с половиной столетия… Великий князь московский Иоанн III (1440-1585) тогда же повелел строить каменный собор… («Житие Святых благоверных князей Василия и Константина Ярославских»).

Как видим, раньше в Успенском соборе были мощи Святых князей Василия и Константина. Теперь мощи Святых князей Федора Черного и его сыновей.

И замечу, ярославцы называют Федора Чермным. С одной стороны правильно. Ведь он из Ростиславичей. Но вот это Чермный (Рыжий) с годами стало устойчивым - Черный…

Книги о самом новом Кафедральном соборе Ярославля не было. Но я обратила внимание на издание о художнике Александре Соколове. Оно оказалось последним. И мне задали вопрос: Знаю ли я Соколова лично? Ответила: Нет, но изучала историю ярославских Соколовых. Возможно, и он потомок менчаковской династии Соколовых. Подразумевала, при этом, свои статьи о Ярославовых и Соколовых:

«Ярославовы и священническая династия Соколовых, ярии - соколовяне и «Соколовский хор у Яра…»

«Ярославовы - Соколовы: таинственная могила князя Василия, кресты тамплиеров на изразцах и герб Лелива…».

Я разговаривала с женщиной из рода Беклемишевых, к которому относятся и Орловы (Беклемишевы). И она рассказала мне о том, что весь иконостас этого нового Кафедрального Собора Ярославля расписывал художник Александр Соколов…

А вот это уже серьезно…

И ещё она обратила мое внимание на икону Александра Соколова «Неупиваемая Чаша», написанную им для города Серпухова.

Конечно, для Серпухова… Именно Серпухов… При этом я думала не столько о Романовых, сколько о Великом князе Андрее Серпуховском и Боровском - сыне Ивана Калиты.

Уникальный случай. Икона стала чудотворной при жизни художника. Уже потом, в книге, я прочитала ответы Александра Соколова на вопросы о том, каково его собственного толкование чудотворения от написанной им иконы.

Тоже разговор отдельный. Но, как выяснилось, около списка именно этой иконы А.Соколова «Неупиваемая чаша» я и стояла в ярославском храме Богоявления Господня - первом, в который я зашла ранним синим утром 1 декабря 2012 года.

И уже из книги «Храмы и святыни Ярославля», 2-е переработанное и дополненное издание Т.А. Рутмана, купленной в церкви Спаса на Городу, я узнала об этой иконе Александра Соколова следующее:

«Образ Пресвятой Богородицы Неупиваемая Чаша был явлен в древнем серпуховском женском Введенском Владычнем монастыре, в 1878 году. К нему стало стекаться множество богомольцев… После закрытия Владычнего монастыря в советское время чудотворная икона и списки с неё были перенесены в Кафедральный собор Серпухова, но в 1929 году был закрыт и он, и все святыни сожжены.

В возрождении почитания этого образа деятельное участие принимал будущий викарный епископ Иосиф, который с 1992 года был настоятелем возобновленного Высоцкого монастыря Серпухова. По его просьбе иконописец Александр Соколов написал икону Богоматери «Неупиваемая чаша», которая тоже прославилась чудесными исцелениями. В 1997 году по благословению патриарха Алексия II она стала всероссийской святыней. C этого образа и был заказан владыкой список, почитаемый ныне в Богоявленском храме Ярославля».

Книга «Храмы и святыни Ярославля» сообщает также о том, что Церковь Богоявления (Крещения) Господня, первая, в которую я зашла ранним утром, была построена у самой реки тысячу лет назад. Именно в ней крестили язычников. И «со времени христианизации города и края сохранялся на протяжении веков обычай устраивать в крещенские праздники близ Богоявленского храма Иордань - прорубь для освещения воды, где и в начале XX века проводилось главное городское богослужение.         Первое упоминание о церкви содержится в грамоте Василия Ивановича Шуйского от 1606 года. Каменная церковь строилась в 1684-1693 годах на средства ярославского купца Алексея Зубчанинова. В XIX веке у церкви построен придел Дмитрия Прилуцкого. Церковь была возобновлена и украшена купцом Василием Кузнецовым. Затем церковным старостой Михаилом Вахрамеевым и купцом Павлом Сидоровым. В колокола вложился староста Мартьян Шмелев. И на средства ярославского купца Андриана Коренева на южной наружной стороне было выполнено живописное клеймо с изображением Богоявления Господня. А 29 сентября 2002 года придел Дмитрия Прилуцкого переосвещен в придел во имя благоверных князей Василия и Константина епископом Угличским Иосифом.

И, замечу, опять же ярославцы обратили мое внимание на то, что в этом году Угличскую и Рыбинскую епархию почему-то отделили от Ярославской епархии. Мне представилось, что они озадачены произошедшим.

И действительно:

«15 марта 2012 года решением Священного синода Рыбинское викариатство стало самостоятельной епархией, будучи выделенной из Ярославской епархии с включением в состав новообразованной Ярославской митрополии.

Рыбинская епархия … объединяет приходы на территории Большесельского, Борисоглебского, Брейтовского, Даниловского, Любимского, Мышкинского,Некоузского, Первомайского(Пречистенского), Пошехонского, Рыбинского, Тутаевского и Угличского районов Ярославской области (Рыбинская епархия).

Вот в эту, теперь самостоятельную Рыбинскую епархию лежал мой дальнейший путь.

Хотя я ехала, в целом, увидеть загадочный город Рыбинск, где вся сувенирная продукция посвящена рыбе и стерляди, которой и платили налог царскому двору.

А первым храмом, в котором я побывала в Рыбинске, был храм Святого мученика Георгия на Георгиевском кладбище - единственном, не закрывавшемся ни в годы революции, ни в годы Войны. Вероятно, по той причине, что там де факто госпиталь.

В Георгиевском храме я была 4 декабря - в день Введения Богородицы во храм. («Уже откликнулись поэты»… Пожар в Перми в день Введения во храм Пресвятой Богородицы»).

В росписях пророки, пророки, пророки … Игорь Черниговский, Мария Кесарийская, Преподобный Олег Брянский, Сусанна Мироносица, Блаженный Андрей, Платон исповедник, Тарасий архиепископ Константинопольский царь Лев и царица Феофания, Святой Федор и его дети Давид и Константин. Святой Олег Брянский - это князь Брянский, внук Михаила Черниговского. Его дочь Ольга была супругой князя Глеба Ростиславича Смоленского - родного брата князя Ярославского и Смоленского Федора Ростиславича Черного.

Ярославичи… Ведь второе имя - Мудрый Великий князь Киевский Ярослав получил от его предка византийского императора Льва VI Мудрого - отца Константина Багрянородного,по легенде, крестившего Великую княгиню Ольгу.

И главная икона храма Тихвинская Афанасьевская…

Та самая, которая была явлена раньше Тихвинской Ладожской и которой Святой князь Давид - сын Федора Черного благословил на Моложское княжество своего сына князя Моложского Михаила.

«До 1370 года (в иных источниках называется 1377 год), когда икона была передана в Афанасьевский монастырь, она принадлежала роду князей Смоленских. Этой иконой незадолго до своей кончины, в 1298 году, св. князь Феодор Смоленский и Ярославский благословил своего старшего сына Давида. Последний благословил ей своего сына Михаила на княжение в г. Мологу; сын Михаила Феодор передал эту икону в Афанасьевский монастырь… К этой иконе Божией Матери стали во множестве стекаться богомольцы, и в настоящее время икона сия свято чтится всей Мологской страной» («Всемирная азиатская торговля в древней Мологе, у начала Тихвинской системы. Правда, которую пытались затопить, Ч.1»)…

Поскольку я была в храме Святого Георгия в день Введения Богородицы во храм, то слышала очень красивый перезвон храмовых колоколов…

А уже через несколько дней, ожидая задерживающийся из Ярославля автобус, услышала вновь зазвонившие Георгиевские колокола…

И огромного роста рыбинец с хорошей похмельной отдуловатостью, скорее назову его разгульным заводилой, с двумя «оруженосцами» ему по пояс, повернув голову сказал:

О! Собор Парижской Богоматери…

Летописные колокола и колокол к 1000-летию Ярославля, так и «не поднявшийся с земли».

Запрет ЮНЕСКО или светские имена колокольных надписей?

© Наталья Ярославова-Чистякова

Полный текст  с иллюстрациями по ссылке http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=783

Колокол, отлитый к 1000 - летию Ярославля с изображением Ярославской Толгской иконы Божией Матери и Казанской иконы Божией Матери, по-прежнему остаётся на земле, хотя, с даты юбилея города Ярослава Мудрого, прошло уже два года.

Главную причину видят в том, что ЮНЕСКО, под охраной которого находится историческая часть города Ярославля, запретило строительство колокольни из-за нарушения сомасштабности («Колокол раздора»).

При этом, замечу, обращает на себя внимание тот факт, что история «лоббируемой» колокольни высотой 80 метров очень напоминает прецедент с «Газпромовской башней» в центре Санкт-Петербурга, от которой с трудом «отбился» город Петра («Петербург без исторических раритетов равновелик недрам без нефти»«Спасти Россию от кризиса сейчас может только Санкт-Петербург: из обращения к Валентине Матвиенко»).

Эту башню, по плану, все-таки перенесли на Северный берег Финского залива, ( «Газпром» и «Охта-центр»: радикализация в ущерб экономике?»)

Однако вот этот второй ярославский прецедент делает происходящее уж слишком похожим на устойчивое желание построить Вавилонскую башню «высотой до небес, чтобы «сделать себе имя». Строительство башни тогда было прервано Богом. Сейчас - ЮНЕСКО.

Ну а коль скоро нет колокольни, то и колокол 1000-летия с именами - на земле, и горожане имеют возможность внимательно изучать опоясывающие надписи на них, которыми по русской традиции увековечиваются имена, чаще всего, царя, а также и мастера, сам колокол отливавшего.

И как раз по свидетельству любознательных ярославцев надпись на колоколе, отлитом к 1000-летию Ярославля, включает имена: президента России Д.Медведева, при котором город Ярослава Мудрого праздновал 1000 -лет, и имя В.Тырышкина, финансировавшего строительство Успенского Кафедрального Собора, отливку колоколов и предполагавшего, при этом, построить рядом колокольню для них. В дополнение к этому - ещё и гостиницу в патронируемом ЮНЕСКО историческим центре («Колокольню в Ярославле построить, а гостиницу - нет»).

Выделил В.И.Тырышкин на строительство Кафедрального Собора и отливку колоколов, по народной молве, свой личный миллиард.

И имя В.И. Тырышкина, действительно, отлито на Колоколе к 1000 -летию Ярославля, в чем я убедилась лично, когда после рассказов ярославцев специально подошла к новому и старым колоколам, ожидающим «на земле» близ Кафедрального Собора «возврата к жизни». И хотя надписи на колоколе в декабре занесены снегом, но имя Тырышкина ясно просматривается. На фотографиях это видно. Вероятно и информация об имени Д.Медведева , отлитом на этом колоколе, является достоверной.

Зная, при этом, не одну историю о том, как перебивались на колоколах подобные надписи об именах царей, надеявшихся сохранить упоминание о себе , как такие колокола переплавлялись и даже отправлялись «в опалу», я подумала что, быть может, в самой надписи на колоколе и есть главная причина, по которой он до сих пор «приземлен», т.е. «не взлетел» с земли на вершину звонницы.

На церковном колоколе , все-таки , фамилия светского правителя. Такого раньше я не встречала. Имя легитимного царя, ведущего свое родословие от Библейских династий, вписывается в традицию колокольных летописей. А вот имена бизнесменов и выборных светских руководителей - это нечто новое.

Хотя, возможно, на это и было благословение. Ведь отливке колокола , по традиции, предшествует долгая молитва. Потом колокол освящают и дают ему имя.

…Отдельное искусство - колокол поднять на вершину колокольни. Бывало , что колокола и падали. Причем не только во время поднятия, но и, к примеру, во время присяги царя Александра II.

Что касается упоминания на колоколе имени того , кто выделил средства , то описание таких прецедентов мне вообще не встречалось.

Был случай с известным колоколом Саввино-Сторожевского монастыря, где «нижняя надпись, окружающая колокол тремя строками, состоит из криптографическаго или тайнаго письма»  .  И   с ним  была связана  история о том,  когда   скрывался факт финансирования отливки колокола…

Именно этот Большой Благовестный колокол Саввы-Сторожевского монастыря называют ещё Звенигородским. В отличие от других колоколов с испорченными и сбитыми надписями , «опасных» для романовской истории, перелитых в XVII веке , колокол Звенигородский был уничтожен только в XX веке, согласно спецзадания Гитлера…

В Звенигородском музее хранится фотография этого Большого колокола. Сохранилась также прорисовка надписи на Звенигородском колоколе из книги 1929 года».

История упомянутой надписи приводилась мною в статье «Пророк Моисей и (Моисей) Ярославов», где говорилось :

«Рядом исследователей надпись прочитывается так :

«по обещанию и повелению раба Христова царя Алексея слит сей колокол в дом пречистыя Богородицы, честного и славнаго ея Рождества и великаго и преподобнаго отца нашего Саввы чудотворца, что в Звенигороде нарицаемый Сторожевский, при властях при честном архимандрите Ермогене…»….

В дополнение к этому  , мною было обращено внимание ещё и на следующее:

«Патриарх Ермоген умер в 1612 году, а царь Алексей Михайлович родился в 1629 году. Как видим, при патриархе Ермогене был совсем другой царь Алексей, о котором и говорят казаки.

В ином прочтении авторы указывают на следующую особенность опоясывающей надписи на колоколе:

«…и по повел (ять)ния раба христова яря Оле(кси)(ять)я от ?л юбьви своея душевныя и от серъдечьнаго желания … зълт сей кололол…» и задаются вопросом: «о каком русском царе - «яре» Алексее сказано в надписи на Звенигородском колоколе».

Содержание надписи говорит о том, что она не относится к временам Романовых. ..

Таким образом, даже колокола , «спрятанные» на вершину колоколен от исказителей истории, не были защищены от тех, кто склонен к вандализму над правдой.

Т.е. не было полной гарантии того , что «насильники над историей» не доберутся до них и не «припаяют» новые буквы , исправляя неудобные части текстов.

В наши дни, когда пиартехнологи «переливают» историю» без всякой молитвы, тем более, нет никакой уверенности в том , что они не начнут тянуть руки к «колокольному пиару».

Ведь даже во времена набожных правителей итоги переписывания истории, затронувшей, в том числе , и надписи на колоколах были очень печальны.

В названной выше книге Г.Носова и А.Фоменко авторы описывают результат, с которым Россия подошла к XX веку:

«Зададимся вопросом: сохранились ли в Московском Кремле какие-нибудь старые колокола XVI века?

…..Итак, как мы убеждаемся, даже надписи на колоколах не ускользнули от внимания Романовых.….»

Процитированный выше текст авторы иллюстрируют фотографиями ,в т.ч. Колокола 1544 года из церкви Козьмы и Демьяна в Пскове, где явственно виден уничтоженный участок надписи.

В связи с фальсификацией истории , колокола в России, как видим , служили цели сохранения правды о царствующих династиях. Однако цели этой во многих случаях не достигли.

Тем не менее, всякий раз имели место, все-таки, попытки увековечить свои имена. Или поставить свои имена даже на место собственных предков.

Ниже мною представлены и иные надписи на колоколах из книги «Исторические колокола» М.И.Пыляева. Наряду с именем царя часто указывается собор или церковь , в которой или для которой отлил колокол. Вес колокола. Дата. Если колокол переливался, то упоминается колокол , который он заменил. На колоколах могут быть записи в память о предках.На колоколах указывалось Посвящение : Пресвятой Богородице или Богу Слову. Изображались Чудотворцы или персоны императорских фамилий.

Указывались имена митрополитов , епископов. В редких случаях, на колоколах «регионального значения» - священники и даже стольники, а также имена бояр, вероятно , вложивших свои средства в отливку колоколов.

Колокол к 1000-летию Ярославля, с которого начался этот разговор , не относится по своему значению к региональному.

Более того, принимая во внимание тот факт, что речь идет о городе основателя Дома Ярослава Мудрого , потомки которого представлены во всех королевских и правящих династиях Европы, это действительно сфера- ЮНЕСКО.

В этом контексте актуальны сведения книги об «Исторических колоколах», относящиеся к европейский традиции колокольных надписей :

«Церковные колокола, по указу французскаго короля Генриха IV, запрещено было покупать, но дозволялось приобретать их в виде мены.

Иностранные колокола часто украшались надписями, в которых по большей части колокол говорит о себе. Слог надписей всегда краток и важен.

…Надпись на Шафгаузенском большом колоколе: «Vivos voco, mortuos plango, fulfura frang», т.е. «живых призываю, об умерших плачу, молнию сокрушаю». Эта надпись так понравилась Шиллеру, что он взял ее в эпиграф своей «Песни о колоколе».

……Скажу честно, мне импонирует европейская традиция, когда Колокол рассказывает о себе.

При этом я признаю и правду тех, кто на Руси старался сохранить истину о настоящей царской династии , отливая надписи на колоколах, пусть даже они и не всегда достигали цели. Но сохранялись легенды об этих надписях. Сохранялись в редких случаях копии таких надписей.

Быть может, и Д.Медведев, руководствовался тем , чтобы его имя, как президента России, не было вычеркнуто из её истории. Однако он все-таки светский правитель.

А колокол - летопись церковная.

Сама же история об опоясывающих надписях на колоколах свидетельствует о том, насколько важное значение для Государства имеет этот вопрос.

И если в случае с колоколом 1000-летия Ярославла он «застрял» на земле, в т.ч. в связи с протестом ЮНЕСКО , то в этом видится одновременно указание на то , что надо внимательнее отнестись к новой практике в условиях, когда по Конституции России церковь отделена от государства.

Осенью 2012 года «представители ярославской общественности, обеспокоенные непродуманным строительством в заповедной части города, обратились за помощью к директору Центра всемирного наследия ЮНЕСКО Кишору Рао

Обращение также сделано к министру культуры Владимиру Мединскому, но в данном случае , с моей точки зрения, есть проблема. Он является подчиненным В. Суркова, а вице-премьер В.Сурков, в свою очередь , заместитель премьер министра Д.Медведева, чье имя, по словам ярославцев, отлито на колоколе к 1000-летию Ярославля для увековечивания его имени.

Обратила внимание во время пребывания в Ярославле и на ул. Суркова около церкви Благовещения, фотография кувшинообразных колоколов которой приведена мною в статье «Ярославль: прогулка в утренней сини. Акценты непосредственного присутствия от Богоявления - до Благовещения».

Посмотрела справку. Оказалось , что улица танкиста Суркова - Героя Советского Союза есть в Челябинске (Сурков Ф.П.), в Демидове (Сурков В.И.) и в саратовском Вольске. Что касается Ярославля и даже Рыбинска, то улица названа именем поэта А.Суркова: «Улица Суркова. Переименована в декабре 1983 года в честь А. А. Суркова (1899-1983) - поэта; родился в Ярославской губернии. Бывшая Благовещенская ».

Одновременно, в ходе поиска этой справки, встретился материал «Именем Путина названа улица в Вифлееме», где говорится о том, что « В январе одна из улиц Иерихона была названа именем тогдашнего главы российского государства Дмитрия Медведева». Возможно, и происходящее в Ярославле - договоренности тандема.

Т.е. вот такая включенность в топонимику и работа с топонимикой современного топ-чиновничества, обладающего административным ресурсом.

Показателен пример, в этом контексте, и с Парком имени 850-летия Москвы, описанный москвичом с большим стажем:

« С удивлением увидел, что парк 850-летия Москвы, который в свое время открыл мэр Юрий Лужков, на плане (сайта Ридус) назван Марьинским парком, а то, что раньше было Марьинским парком, теперь на плане называется Братиславским парком. И это не единственное мое сегодняшнее открытие. Катаясь по парку, я вдруг обнаружил, что исчез памятный камень, также открытый в свое время Юрием Лужковым. Этот камень стоял у входа в парк со стороны Братиславской улицы. Стоял с 2004 года и вдруг исчез. Еще месяц назад он был тут, я даже сфотографировал его вместе с внучкой…Кстати, парк в тексте на камне носит название 850-летия Москвы. Значит, не только парк переименовали втихаря, но и памятный камень снесли. Чтобы ничто не напоминало о Лужкове. Мэр Собянин трудится на благо москвичей, не покладая рук…» («Два открытия»).

Далее автор упоминает грандиозную стройку , начатую ещё Ю.Лужковым , приостановленную в связи с кризисом в 2008 году. И иронизирует насчет того , что перед выборами 2011 года перед входом на стройку появился плакат с надписью : «Строительство культурно-спортивного и общественно-делового центра ведется под партийный контролем Местного отделения Партии «Единая Россия» ….

В связи с вышеописанным журналистом сюжетом, я вспомнила историю о том, как С.Собянина награждали на заседании Русского Географического общества, куда аппаратными приемами не пустили Ю.Лужкова («Мойка 14… От города Благовещения до Кронштадта… От Константина Великого до Северного Общество и РГО»).

Фотографию пропавшего в Москве камня с памятной записью об экс мэре столицы Ю.Лужкове , который не мог исчезнуть без согласия мэра С.Собянина – привожу.

В Москве было много градоначальников. Не уничтожать же теперь всю историю о них, а также о том, что самой Москве 850 лет только от того, что С.Собянин решил оставить память исключительно о себе - так это видится в связи с произошедшим.

Что….касается Ярославля , то историческую правду надо соблюсти , в первую очередь, в части городского герба ,содержание которого не совпадает с легендой об основании города Ярослава Мудрого : о победившем медведя - князе Ярославе («Ярославовы и мистическая линия «андроповско-горбачевской» Перестройки - 2»).

…….Когда я в Успенском кафедральном соборе , в контексте купленной мною книги о художнике Александре Соколове, расписавшем для этого собора иконостас, упомянула Ярославовых, поскольку родоначальницей менчаковских Соколовых является Федосья Степановна Ярославова ( в браке Соколова) ,то меня спросили :

И где же теперь эти Ярославовы ?

Действительно. Где же теперь те самые Ярославовы из рода Оболенского-  Ярославского наместника , которые первыми получили крупные земельные вотчины при присоединении Ярославского княжества к Московскому царству Ивана III, и чьи документы в Рыбинском архиве являются самыми древними.

Только факты:

Наместник в Ярославле при Иване III - князь Иван Васильевич Оболенский - родной брат Псковского наместника князя Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых (Князь Василий Оболенский).

«Жалованная Грамота Ивана III на села Черемошского стана бывшего Ярославского княжества, выданная Леонтию Алексеевичу Ярославову «является первым официальным актом, свидетельствующим о присоединении Ярославской земли к Московскому государству» («Заметка о происхождении Паисия (Ярославова): Исследования по истории средневековой Руси: к 80-летию Юрия Георгиевича Алексеева» , К.В.Баранов)

В Рыбинском архиве «Самый древний документ, выявленный на сегодняшний день, находится в фонде Ф-103 «Помещики Ярославовы», датированный 1627 годом. Это выпись из писцовой книги (столбец)» («Рыбинскому архиву 85 лет: слагаемые успеха»).

Однако нет улиц Ярославовых ни в Рыбинске , ни в Ярославле.

Куда делись Ярославовы ? Их имя «исчезало» вместе с колоколами времен Ивана III. Вместе с фресками XV веков , которых, по сути, тоже не осталось в Ярославле.

Быть может, только на Звенигородском колоколе сохранилась первая часть этой фамилии, да имя Алексей - «тезки» того самого Алексея Ярославова или Алексея Ярославича, который и воссоединяет род Ярославовых - Оболенских с боярами и дворянами Ярославовыми.

Хотя , по большому счету, сам город Ярославль назван именем рода Ярославичей.

И светскими именами на колоколах и сырьевыми прибылями от открытий , сделанных рудознатцами именно этих родов , 1000-летниюю историю Ярославля уже не перепишешь.

Вавилонский колокол некогда упал, потому что он не имел корня.

Вот также «обрушилась» и династия Романовых, несмотря на их «работу» с колокольными летописями.

Полный  текст  без сокращений http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=783