November 21st, 2012

Всерусский культ Николы Святоши - первого Святого князя Рюриков и «Печерской церкви»

Всемирная азиатская торговля в древней Мологе, у начала Тихвинской системы

© Наталья Ярославова-Чистякова

21 ноября   День  Архистратига Михаила и  Небесного воинства

Полный  текст  с иллюстрациями  http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=778

Победа над Ливонским орденом крестоносцев, одержанная Принцем Псковским князем Ярославом Васильевичем Оболенским Стригой в 1481 году, вместе с изгнанием Магистра из Венденского замка, где ежегодно собирался Орденский капитул, и сама эпоха правления Ивана III привели к кардинальным переменам в истории древней Мологи и Рыбинска.

При этом, после названной победы над Ливонским магистром - родоначальника князей Ярославовых, путь бояр и дворян Ярославовых, по данным архивов, по хронологии и географии был таким:

Псков - Новгород - Молога - Рыбинск, Пощехонь и Мышкин - по реке княгини Вольги - на Каму, в «филиал» Саввы Сторожевского монастыря, возникший на Каме ещё до взятия Казани Иваном Грозным.

Позже на месте этого «филиала» Саввы Сторожевского монастыря князя Юрия Звенигородского - сына Дмитрия Донского, и было основано село Николо-Березовка - место моего рождения. Интересно, что монастырь строился в Москве на деньги, которые князь Юрий Звенигородский (Галицкий) привез с камского рубежа после взятия Великого Булгара, Джуке-Тау и Казани, ещё за 150 лет до Ивана Грозного. Похоже, что князь Юрий Галицкий и Звенигородский собрал в конце XIV века «Бере» (дань).

Прямым свидетельством того, что история древней Мологи непосредственно связана с историей Новгорода и камского села Никольское является икона Святого Николае из Мологи новгородского письма, относящаяся с XIII веку, хранящаяся в Государственной Третьяковской галерее.

Я давно изучаю судьбу «Березовской иконы» и оказалась права в том, что она является аналогом иконы Святителя Николая Чудотворца из Мологи, что подтверждается в исследовании: «Чудотворная икона и Николаевская церковь»)

«Сохранившееся описание иконы Святителя и Чудотворца Николая из с. Березовка позволяет сделать вывод, что она скорее напоминает икону новгородской школы, относящуюся к началу ХIII века, чем школу «строгановского письма». Мало того, источники оговаривают: «Изображение Святого Николая Березовского отличается от всех известных древних изображений. На ней изображена открытая, окруженная венцом (!), глава Святителя и верхняя часть груди и плечи, облаченные омофором; над плечами надпись, греческим шрифтом «Святой Николае»…

Описание изображения Св. Николая Березовского очень напоминает изображение Николая Чудотворца на иконе новгородской школы начала 13 века, выставленной в Государственной Третьяковской галерее».

«Голова Святителя окружена Венцом»… Не случайно царь Иван Грозный проявлял интерес именно к этому изображению Святого Николая.

И, с учетом представленной ниже истории иконы Николы из Мологи новгородского письма - аналога Березовской Чудотворной иконы, а также родословия её предполагаемого «прототипа», я считаю, что «Николае в венце» мог быть - Никола Святоша - Великий князь Святослав Давидович, имеющий прямое отношение к становлению Печерской церкви: от Киева - до Пскова и Камы. Т.е. это изображение Святого, с чертами лица реального человека- князя.

Именно в этом ответ на вопрос итальянцев, путешествующих по России и удивляющихся тому, что культ Святого Николы на Руси несопоставимо более могущественный, чем культ Николы из Бари в самой Италии.

Как видится, это культ князей Святославичей в лице Святослава Святоши.

Отец Святоши - Давид Святославич вместе с Олегом Святославичем на съезде в Любиче представляли Чернигов и Северскую землю, Рязань, Муром и Тмутаракань. По преданию, ещё до пострига прп. Никола Святоша любил молиться в Свято-Успенском соборе черниговского Елецкого монастыря (XI в.), возведение которого связано с именем родоначальника династии Ольговичей - Олега Святославича.

Т.е. Никола Святоша - внук Святослава, и Килликии, под «Киликиевский крестом» которой в церкви Дмитрия Прилуцкого уже в XIX веке был похоронен А.Н.Ярославов - предводитель Вологодского дворянства.

«…О ней написано так: «неизвестного происхождения. Дети от этого брака: Глеб, Роман Красный, Давыд и Олег» («Потомки Ярославовы и женская линия: Киликия, Киликиевский крест, Ван-«море» и Церковь святого креста»).

Так получилось, что «Дневниковые мои записки» А.Т.Ярославова - автора «Вологодской энциклопедии» хранились в Чернигове в фондах сына Н.М.Михайловского вместе с «Житием преподобного Николы Святоши князя Черниговского». Изучая это Житие я узнала и саму историю Николы Святоши, и то что в день этого Святого - 27 октября родился мой отец Борис Ярославов («Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.3).

Никола Святоша - представитель царского рода - правнук Ярослава Мудрого из Святославичей, основатель «Печерской церкви», успокоивший междоусобицу между князьями черниговскими и муромскими, возведший на киевский престол князя Изяслава Мстиславича - второго сына Мстислава Великого - Гаральда, прадеда короля Даниила Галицкого. Святоша Чудотворец, от власяницы которого после его смерти происходили многочисленные исцеления.

При этом дочь Николы Святоши была супругой сына Мстислава Великого, князя Псковского - Всеволода Мстиславича, одновременно князя Новгородского и Вышегородского,т.е. князя города Великой княгини Ольги, где изначально хранилась Владимирская икона Божией матери. Не случайно, он ходил в Ростов «воевать Боголюбского», вывезшего без разрешения эту икону из Вышгорода.

А князь Георгий - общий внук Николы Святоши и Мстислава Великого - Гаральда - основал легендарные Китежи.

Об этом рассказывает «Легенда о граде Китеже» из «Книги называемой летописец, написанной в год 6646 (1237) сентября в пятый день»:

«Князь Юрий (Георгий) Всеволодович «по преставлении отца своего благоверного князя Всеволода остался на месте его по мольбе псковичей», т.е. стал княжить в Пскове.

Был сей святой благоверный и великий князь Георгий Всеволодович сын святому благоверному и великому князю Всеволоду, псковскому чудотворцу, что во святом крещении наречен был Гавриилом. Сей святой благоверный и великий князь Всеволод сын был великому князю Мстиславу, внук же святому и равноапостольному великому князю Владимиру Киевскому, самодержцу Русской земли».

Как видим, князь Юрий (Георгий) Всеволодович - создатель Малого и Большого Китежа - это сын Великого князя Новгородского Всеволода Мстиславовича, правившего также в Пскове и известного, как Святой Всеволод Псковский:

«Славным деянием святого благоверного князя Всеволода - Гавриила во Пскове была постройка первого каменного храма во Имя Живоначальной Троицы, на месте деревянного, времен равноапостольной Ольги. На иконах святого часто пишут держащим в руке храм «об одном верху - Святая Троица».

После его смерти, псковичи положили святого Всеволода в храме святого великомученика Димитрия. Рядом с гробом поставили боевое оружие князя - щит и меч, имевший форму креста, с надписью по-латыни «Чести моей никому не отдам».

«Из летописей известно, что царь Иван Грозный в 1570 году «удивлялся» мечу князя».

27 ноября 1192 года были обретены мощи святого князя Всеволода и перенесены в Троицкий собор, в котором был освящен придел, в честь его.

В настоящее время в Троицком соборе «находится деревянная рака, украшенная металлическими накладками, в которой покоятся мощи святых псковских князей Всеволода-Гавриила и Довмонта-Тимофея, блаженного Николая Саллоса и Иоасафа Снетогорского, настоятеля Снетогорского монастыря, убитого ливонскими рыцарями в 1299 году, о чем рассказывает статья: «Псковский Кремль» О. К. Волочкова, Л. В. Воронцова»

«При осаде Пскова Стефаном Баторием в 1581 году, когда уже была разрушена крепостная стена и поляки были готовы ворваться в город, из Троицкого собора с крестным ходом принесли на место сражения святые мощи князя Всеволода, и враг отступил. При явлении чудотворной Псково-Покровской иконы святой благоверный князь Всеволод-Гавриил был среди Небесных защитников Пскова» («Святой Благоверный князь Всеволод Псковский»).

В Троицком Соборе Пскова похорон и Принц Псковский князь Ярослав Васильевич Оболенский Стрига - родоначальник князей Ярославовых - Оболенских, в правление которого была освящена Псково-Печерская Лавра («Тайна последнего сенсационного Указа Принца Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых»)

Вот в этом отцовстве Псковского Святого и есть объяснение необычного посвящения Большого Китежа, который князь Юрий (Георгий) строил «три года, и построил его в год 6676 (1167), месяца сентября в тридцатый день, на память святого священномученика Григория, епископа Великой Армении».

Мой дед Роман Васильевич Ярославов родился 30 сентября 1905 года, крещен 1 октября. Поэтому мне известно, что 13 октября (30 сентября) - память священномученика Григория епископа, просветителя Великой Армении».

Посвящение Китежа Святому Григорию, я уверена, объясняется тем, что основанный им монастырь Эчмиадзин - это Духовный центр Армянской Церкви. «Монастырь Эчмиадзин известен святым копием Лонгина, пронзившим ребро Иисуса Христа, и десницей св. Григория. И по преданию, место строительства кафедрального храма указал сошедший с небес Господь.

Долгое время Предстоятелями Армянской Церкви cтановились потомки св. Григория».

Династии Святого Григория Просветителя можно уподобить - династию, представленную Святым Всеволодом Псковским. И эти династии основателей церквей, в одном случае - Армянской, в другом случае - Печерской, а также копье Лонгина - суть тайны Большого Китежа, спрятанного от Батыя на дне озера Светлояр, а также суть тайны Мологи, которую сравнивают с Китежем.

В XVIII веке тема копья Лонгина нашла отражение в Троицком Соборе, основанном святым Всеволодом Псковским.

«Два верхних ряда-6-й и 7-й - дополнили иконостас в XVIII веке. Распятие, завершающее иконостас, пришло на смену иконе Спасителя по решению Собора 1640 года. У ног Христа череп Адама, как символ человека ветхозаветного, уходящего. На голове Христа терновый венец, символ страданий. Справа и слева от фигуры распятого Христа изображались Богоматерь, Иоанн Богослов, иногда плачущие Жены Мироносицы, сотник Лонгин и другие святые» («Псковский Кремль» О. К. Волочкова, Л. В. Воронцова»).

Что касается Святого Григория Просветителя, которому был посвящен град Китеж, то Иван Грозный считал его Святым, в день которого ему сопутствовала удача при взятии Казани, и потому посвятил ему один из восьми пределов Собора Василия Блаженного.

Обращу внимание, существует версия, что древняя Молога тоже, в определенном смысле, «спрятана» на дне Рыбинского водохранилища, до наступления времен.

Уже в начале XVII века о существующей духовной связи Пскова с Мологожским княжеством (по рекам Мологе до Устюжны включительно и Волге от реки Белой Юги до реки Юхоти), напомнило явление Югской Смоленской Божией Матери, описанное мною в статье: «Богородичный покров и Сети Дюваль… Горящие свечи и лампочки Ильича… Народ-церковь и Политики-корпорации»)

«…И уже 9 июля, читая «Богородицу-на - водах» Н.Коняева, увидела также упоминание о принесенной из Псково-Печерского монастыря иконе Смоленской Одигитрии Божией матери, получившей название Югской   Эта икона, подобно Тихвинской иконе Божией матери, сама «попросилась» из Пскова в район Мологи и сама же «выбрала» себе место на слиянии рек Юга Черная и Юга Белая… …

Мне стала интересна эта мистическая Богородичная линия между Псковом и Югским Дорофеевым монастырем, установленная именно с помощью Смоленской Одигитрии Божией матери, которая проявилась на камне в источнике села Николо-Березовка, на месте моего рождения. В мае с.г. эта Бугабашская икона была даже доставлена в псковский Крыпецкий монастырь, которому покровительствовал опять же князь Ярослав Оболенский - родоначальник князей Ярославовых…»

Смоленск - место рождения Великого князя Киевского Мстислава Владимировича Великого (в крещении Феодора), который был известен как Гаральд и наречён в честь деда, последнего англосаксонского короля Гаральда II Годвінсана (Gōdwinessunu).

Т.е. Святой Всеволод Псковский - это сын Гаральда (Мстислава), которому и были подарены две самые известные иконы: Пирогоща и Владимирская икона Божией матери, привезенные из Антиохии - в Иерусалим царицей Евдокией. Что интересно, именно Евдокии Коптское предание «Об обретении Животворящего Креста» приписывает его находку в альтернативу тому, что «Животворящий крест» был найден царицей Еленой - матерью Константина Великого («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные», Ч.7)

Юрий Всеволодович, основатель Китежей, как уже сказано, - внук Гаральда - Мстислава Великого, крещеного в честь Федора Тирона, разрушившего храм Кибеллы.

От Святого Федора - названа Федоровская (Венецианская, Тирон- покровитель Венеции) икона Божией матери и Федоровский Городецкий монастырь в Китеже - городе, известном городской легендой о Китоврасе, подобной легенде о Соломоне и Мерлине. Т.е. персональный святой князя Мстислава (Федора) Великого указывал - на его включенность в легенду о Меровингах» («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные», Ч.9).

Не могу не обратить внимание ,что и торговая Венеция уходит под воду…

Храм Кибеллы Федор Тирон разрушил потому, что не желал делать жертвоприношения богу Войны Марсу! Т.е. по современным понятиям он был антимилитаристом.

Позже Святого Федора Тирона «тихо» заменили на Федора Стратилата, создав вид, что никакого культа Тирона никогда на Руси не существовало…». Т.е. антимилитариста заменили на воеводу. И одновременно отодвинули «в тень» память Мстислава Великого - потомка англосаксонских королей (по матери), построившего духовный Новгород Великий и Георгиевский Собор Свято - Юрьева монастыря, на берегу реки Волхов вблизи озера Ильмень, вместе с сыном святым Всеволодом Псковским - супругом дочери Николы Святоши.

Об этом совместном строительстве отца и сына рассказывает грамота:

«Жалованная грамота, написанная на пергаменте от лица Мстислава и его сына Всеволода, древнейший из сохранившихся русских юридических документов, хранится в Новгородском музее…»

Юрьеву монастырю также благоволила графиня Анна Орлова-Чесменская- дочь графа Алексея Орлова-Чесменского, брата Григория Орлова, имевшего трёх детей с императрицей России Екатериной II. Вероятно, такое почтение Юрьеву монастырю связано с тем, что Орловы - потомки губернатора Новгорода во времена Петра I.

Хотя объяснение может быть ещё и в том, что сам Григорий Орлов - создатель Гатчинского дворцово-паркового комплексе и его брат Алексей Орлов - Чесменский - масоны высокой степени посвящения («Франки на Севере: Зверинец и Приорат Григория Орлова в Гатчине, у Погоста Великой княгини Ольги», Ч.3).

Выбор озера Ильмень для строительства Юрьева монастыря можно объяснить следующей легендой о    Николе  на о. Липне  («Святой благоверный князь Мстислав Владимирович Великий»).

Существует мнение, что Юрьев (Георгиев) монастырь посвящен Ярославу Мудрому, с учетом того, что Юрий - это, по сути, тот же Георгий и Ярослав.

Церковь Николае, действительно, была построена Мстиславом Великим на Ярославовом Дворище. Однако я думаю, что Юрьев (Георгиев) монастырь был посвящен все-таки сыну Святого Всеволода Псковского и внуку Мстислава Гаральда - князю Георгию Всеволодовичу, великая миссия которого состояла не только в том, что он построил святые грады Китежи, но и в том, что он остановил Батыя в битве на Сити у Мологи и, тем самым, сохранил все духовные святыни Новгорода Великого, созданные его отцом и дедом. 

Ведь Новгород Великий никогда не был захвачен и разорен ханами монгольской орды. И в первую очередь благодаря Ситской битве - одному из самых ключевых сражений монгольского похода на Северо-Восточную Русь.

Давшая название битве река Сить, протекающая по землям Ярославским и Моложским, впадала в реку Мологу, до создания Рыбинского водохранилища.

«Легенда о граде Китеже» рассказывает о том, как с Востока прибыли полчища варваров неведомых.

«…пришел на Русь войной нечестивый и безбожный царь Батый … Благоверный же князь Георгий Всеволодович … помолившись ко господу и пресвятой божией матери, собрал свое воинство…И после убиения благоверного князя Михаила Черниговского через два года убил благоверного князя Меркурия Смоленского тот нечестивый царь Батый. И было запустение московского царства, и прочих монастырей, и того града Большого Китежа в год 6756 (1248)»

История князя Меркурия Смоленского, упомянутого в этом летописании нашествия Батыя, повторяет историю Святого Дионисия Парижского - первого епископа Парижа, обезглавленного на вершине Монмартра: «Cвятой Дионисий взял свою главу, прошествовал с ней до храма и только там пал мёртвый». Позднее на этом месте выросло бенедиктское Аббатство Сен-Дени, где захоронены почти все короли Франции, начиная с короля франков Дагобера I Меровинга.

Аналогом Парижа, в этом смысле, является Смоленск, где родился князь Киевский Мстислав Великий - потомок последнего англосаксонского короля Гаральда II Годвінсана:

«Меркурий был славянином из Моравии и происходил из княжеского рода. Мученичество принял в 1239 году во время нашествия хана Батыя на Смоленск. У Ивана Бунина в «Суходоле» встречается следующее описание: «В углу … большой образ святого Меркурия Смоленского, того, чьи железные сандалии и шлем хранятся на солее в древнем соборе Смоленска. Мы слышали: был Меркурий муж знатный, призванный к спасению от татар Смоленского края гласом иконы Божьей Матери Одигитрии Путеводительницы. Разбив татар, святой уснул и был обезглавлен врагами. Тогда, взяв свою главу в руки, пришёл он к городским воротам, дабы поведать бывшее… И жутко было глядеть на суздальское изображение безглавого человека, держащего в одной руке мертвенно-синеватую голову в шлеме, а в другой икону Путеводительницы».

 Продолжение  по ссылке  http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=778