October 25th, 2012

Франки на Севере: Зверинец и Приорат Григория Орлова в Гатчине, у Погоста Великой княгини Ольги, Ч.3

© Наталья Ярославова-Чистякова


Полный  текст  с иллюстрациями  по  ссылке   http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=764

В 1798 году придворный художник Павла I создал картину «Музы преподносят императору Павлу I план Гатчинского дворца». При этом на плане, «преподносимом музами», изображено каре большого дворца, который князь Григорий Орлов создавал 15 лет вместе с великим архитектором Ринальди.

Карнович Е.П. в исторической повести «Мальтийские рыцари в России» описывает это строительство так:

«В 1766 году Орлов принялся строить в Гатчине по замыслу знаменитого архитектора Ринальди громадный дворец, наподобие старинного замка… Весь дворец строили из тесанного камня, и постройка его продолжалась пятнадцать лет. Он был окончен только в 1781 году … Роскошная меблировка комнат, собрание картин, статуй, древностей и разных редкостей придавали жилищу князя Орлова вид настоящего дворца» («Приоратский дворец: судьба и время», А.А.Тришина).

Григорий Орлов, как масон высокой степени посвящения, видимо, предполагал, что в последующем возможен плагиат идеи и присвоение авторства на этот гатчинский шедевр, и потому пожелал  ,   чтобы Ринальди создал свой портрет на стенах замка. Архитектор не решился сделать это без согласия Екатерины II и написал ей письмо. Переписка сохранилась. В ней императрица поддерживает желание Григория Орлова, одобряя его намерение - увековечить портрет архитектора Гатчинского дворца. («Мальтийский орден в России»).

По сути, этот дворец в Гатчине был семейным домом Екатерины II и Григория Орлова, где они обрели трех детей в парадной опочивальне с шатром, вершину которого украшал золотой орел рода Орловых. Позже и эта опочивальня стала императорской спальней Павла I, где он мечтал просыпаться, как Фридрих II, а засыпать - как Людовиг XIV…

Он хотел быть: как Орлов, как Фридрих, как Людовиг, как Хирам … И потому, спустя 30 лет после создания, архитектурный план Ринальди, вдруг «музы «подарили» императору Павлу I.

Причем картина «Музы преподносят императору Павлу I план Гатчинского дворца» относится к тому самому 1798 году, когда император принял на себя статус Великого Магистра,  что не было воспринято   однозначно  всеми  рыцарями Европы.

Он хотел стать «царем масонов», «царем Давидом». А таких царей назначает Богиня муз. Т.е. нужно было доказательство благословения…..И вот спустя два года после смерти матери Павел I, судя по картине его военного художника, свой     вклад   в развитие   Гатчины   «объединил»  с   вкладом     Орлова и Ринальди.

Не в этом ли причина того, что он правил всего 4 года, 4 месяца и 4 дня, а его монумент, поставленный перед тем самым каре Орловского дворца, который ему, якобы, преподнесли музы, был до основания разрушен молнией, сокрушившей 600 тонную громаду. Причем произошло это ровно в тот самый 1881 год, когда императором стал Александр III и ровно через 100 лет после того, как строительство Гатчинского дворца завершил Григорий Орлов.

Надо сказать , что и Верхняя тронная Павла Петровича была увешана редкими французскими гобеленами времен Григория Орлова, 1780 -1781 года. На них - изображены в едином мире сосуществующие звери и птицы, в т.ч. числе - хищные. И эти гобелены отражают именно Орловское понимание Зверинца, а не Павла I. Не совсем райское, потому что хищник нападает на зебру. Но, тем не менее, это делает зверь, а не человек.

Причем такие гобелены и картины звериной тематики потомков Павла I наглядно показывают, как мир Орлова заменяли традиционным охотничьим содержанием. Чучела медведей - в арсенальной Павла I. Картина Александра II - перед шеренгой тушек убитых зайцев (либо загнанных). И во множестве убитые птицы на пейзажах времен Александра III.

А ведь Григорий Орлов специально завозил разнообразных, в том числе, и певчих птиц.

И отчего-то фазанов ему дарила Екатерина II:

«В 1770 году Екатерина II приказала построить фазанный двор в Дудергофе, в котором впоследствии находилось 159 фазанов. …В 1768 году в «Зверинце» были торжественно выпущены на свободу фазаны, доставленные из Англии и подаренные гатчинскому помещику императрицей Екатериной II. Государыня часто посещала Орловскую усадьбу, любила делать прогулки по её окрестностям… Бывая в Гатчине, она при случае не забывала взглянуть и на свой «живой» подарок. …«И не доезжая мызы Гатчино верст 3-х, изволила Её Величество идти в новостроящийся зверинец и смотреть привезённых вновь фазанов… (Парк «Зверинец»)

Быть может, в этих фазанах был какой-то особый контекст отношений Екатерины II и Григория Орлова. Ведь фазан птица токующая, также, как тетерев.

«Во время тока петух ходит по земле, приподняв кверху длинный хвост и вытянув шею, издавая при этом крики. Токовый крик всегда двух- или трехсложный, «Вч-то вроде «ке-ке», или «ке-ке-ре», Или «кох-кох». После крика самец хлопает крыльями. Помимо того, самцы издают еще своеобразный тихий и очень нежный звук: «гу-гу-гу», повторяемый неопределенное число раз подряд».

Это очередное основание задуматься о родословии Орлова. А информацию об этом стараются закрывать.

Отец Григория Орлова - Григорий Иванович Орлов Новгородский губернатор времен императора Петра I. Но при Петре I было всего 8 губерний. И так мало информации об одном из восьми губернаторов…

Приведу для сравнения два описания Григория Орлова:

Первое:

«О его подвигах слагали легенды. Гигантского роста, широкоплечий, с длинными мускулистыми ногами и торсом, словно вырубленным из камня, он считался самым сильным среди измайловцев. В сражении при Цорндорфе Орлов проявил не только отвагу, но и удивительную выносливость. Три раза Орлов был ранен, однако, превозмогая боль, он бросал вызов смерти. Женщины валялись у него в ногах, завороженные его красотой и силой. Григорий Орлов появился в Петербурге весной 1759 года …Графа поселили в одном из лучших домов, принимали во дворце, где он проводил время с великим князем. Именно там повстречала будущая императрица Екатерина Орлова, о героизме которого уже была наслышана, как и все в столице. Увиденное превзошло все ее ожидания. Этот великолепный богатырь… возвышался, как башня, над остальными офицерами-сослуживцами … Орлов был ожившим античным героем. Екатерина подумала, что ни один древний римлянин не мог бы сравниться с этим отважным гвардейцем в мужестве и неукротимости воинственного духа - не говоря уже о его мужской силе, ставшей поистине легендарной. Орлов очаровал великую княгиню и занял особое место в ее мыслях».

Второе: «один из хорошо осведомленных чиновников замечал: «С утра до вечера он с фрейлинами, оставшимися во дворце (императрица в Царском). Обедает с ними и ужинает. Сервировка неряшливая, кушанье отвратительное, а князю между тем очень нравится… В нравственном отношении не лучше. Он забавляется шалостями; душа у него такая же, как вкусы, и для него все хорошо, он любит так же, как ест, и ему все равно, что калмычка или финка, что первая придворная красавица. Настоящий бурлак» («Григорий Орлов»)

Богатырь, античный герой или бурлак…

Похоже, что в нем была кровь Баруласов или иначе Барласов. Наряду с тем, что Орлов, происходил, по словам Гербовника, «от древней благородной фамилии из Польской Пруссии».

Такое предположение можно высказать ещё и с учетом того, что Орловы с Ярославовыми были в родстве и вели свой род из Костромы, причем у дворян Ярославовых тоже «польский герб». Не случайно, ведь и Ярославовы сохраняли бурлацкие традиции, выкупая одноименную Бурлацкую слободу в Саратовской губернии.

Все, что касается бурлацких дел - это наследие Великой княгини Ольги Перевозщицы, в личном уделе которой и находится Гатчина. («Бирское «Рюриково городище» и Климент Ярославов - староста Архангельского - Бирь, контролировавший Перевоз через реку Белую, Ч.9»)

Если это так, то отношение к любви у Григория Орлова могло быть примерно такое, как описано в - «Заре Любви»

При этом, весь Гатчинский дворец, по большому счету, был им посвящен Екатерине II и женской царской власти,что не характерно для мужчины, который не отличает Даму сердца - царицу от крестьянок в поле.

Дополнительным указанием на наследие Барусласов является камень Великий Могол, подаренный Г.Орловым - Екатерине II.

«Пурпурный король: Бриллиант Орлова в скипетре русских императоров и Красные кавалергарды её величества»

«Последние президентские выборы России? … Что скажет «Великий Могол»?»

Концепция Женской власти по Орлову была в очертаниях его дворцово-паркового комплекса такова:

Портрет Екатерины II - копия Д.Г.Левицкого, одна из которых была увезена на Мальту.

Маска женщины фараона с бородой

Богиня Сешат - «Хозяйка Дома Книг», земная ипостась («Маат МА-МА: Мир ждёт МА как МАнны небесной»)

Афина Паллада. Воительница

Райские сады

Изгнание из Рая

Восьмигранные богородичные колодцы Ринальди…

Остров любви и павильон Венеры

Пристань - терраса и паромные переправы, напоминающие о Великой княгине Ольге Перевозщице.

Ведь Гатчина - Ольгин удел, ставший личным уделом Великих Русских княгинь и цариц.

И после смерти Павла I Гатчинским дворцом долго владела его вдова Великая княгиня Мария Федоровна.

В 40-х годах XIX века Гатчиной владел уже Николай I. Причем это единственный император, которому после революции 1917 года в Гатчинском дворце была посвящена экспозиция очевидно отрицательного содержания.

Выставка в комнатах Николая I сопровождается плакатом: «Он 30 лет калечил Россию»

Я думаю, что такое особое неуважение к Николаю I объясняется тем, что он казнил декабристов из самых древних родов. И это отношение не большевиков, а хранителей музея. А быть может, следы Дыбенко

Что касается трансформации концепции Зверинца, то в последующем она была такова:

«В 1857 «На окраине «Зверинца», на живописном берегу реки Колпанки, притока реки Гатчинки начинается возведение Егерьской слободы, уникального архитектурного комплекса, сохранившегося до настоящего времени. Здесь проживал обслуживающей персонал Императорской охоты, находились многочисленные административно - хозяйственные здания и учреждения этого ведомства. Рядом с Егерьской слободой располагались царские псарни. В связи с переводом в Гатчину 3 октября 1858 года Егермейстерской конторы эта императорская резиденция становится настоящей охотничьей столицей России» (Парк «Зверинец»)

Описанная егерская слобода появляется на месте ранее небольшого охотничьего домика Григория Орлова.

Т.е. Зверинец все больше преобразуется в охотничьи угодья

Александр II,судя по картине и фотографиям, бывал в Гатчине

Для внука Николая I - Александра III его жизнь в Гатчине началась, со своего рода, бегства. Не говоря уже о том, что в тот год, когда он стал императором, рухнул монумент Павлу I перед каре Орловского дворца.

Через четыре года после этого обвала, в 1885 году Александр III утвердил проект Церкви Покрова Пресвятой Богородицы, планировочно связанной с Егерской слободой.

Вспомнили по Божию Матерь и изначальное посвящение Гатчины…

«Возведение церкви в Егерской слободе осуществлялось по эскизному проекту известного петербургского зодчего, художника, исследователя византийской и древнерусской архитектуры, профессора и академика Д. И. Гримма (1823-1898). Одна из его самых значительных работ - великокняжеская усыпальница при соборе Петропавловской крепости. Строительство церкви вел академик архитектуры И. А. Стефаниц:

«В декоре фасадов явственно читаются элементы, почерпнутые в древнерусском зодчестве, - кокошники, пилястры с квадратными впадинами, арочки, конфигурация колонн. Примечательно, что все архитектурные украшения, обогащающие плоскость стен, барабанов куполов и обрамления окон, вырублены из черницкого камня. …Два крестообразных окна по сторонам входа усиливают образную перекличку с храмами древней Руси». (Римско-католический приход Пресвятой Девы Марии Кармельской»

Д.И.Гримм также является автором проекта русской церкви Марии Магдалины в Гефсимании. С 1888 года сама церковь св. Марии Магдалины с прилегающим участком земли была передана Императорском Православным Палестинским Обществом в ведение Русской Духовной Миссии в Иерусалиме («Русский храм Марии Магдалины»)

И этот же архитектор Давид Гримм создавал храм Великой княгини Ольги в Михайловском, на берегу Финского залива («Дорога к единственному Храму княгини Ольги «на Нево» привела к Святой Наталье Никодимийской из Вифинии»).

После смерти Александра III долго владела Гатчиной его вдова Мария Федоровна (Дагмара Датская) - мать Николая II - последняя хранительница инсигний Мальтийского креста, которой император подарил Яйцо Фаберже с изображением Гатчины.

В контексте императрицы Марии Федоровны и её Красного креста весьма интересна история Д.П.Соломирского, назначенного ею императорским егермейстером 21 июля 1905 года, представленная в статье «Д.П.Соломирский - благотворитель и общественный деятель»).

До этого назначения золотопромышленник Д.П.Соломирский 38 лет находился в переписке с Марией Федоровной и даже создал свой Зверинец на Урале. Его супругой была внучка Александры Алексеевны Ярославовой - Клементьевой от сына Никтополеона Клементьева («Почему Ярославовых при Павле I защищал Мальтийский крест (Орден св. Иоанна Иерусалимского)?»).

При этом, брат Григория Орлова - Федор Орлов состоял в гражданском браке с Т.Ф.Ярославовой и имел узаконенных Екатериной II сыновей Алексея и Михаила Орловых. Т.е. Д.П.Соломирский через его супругу был в родстве с Орловыми. Одновременно есть версия о том,что он сам - потомок незаконнорожденного сына Павла I. В Горицком монастыре, куда с тремя дочерями ушла Александра Алексеевна Ярославова его фамилию пишут, как Сандомирский:

«…Одним из направлений филантропической работы главного владельца Сысертского горного округа Дмитрия Павловича Соломирского было его сотрудничество в организациях императрицы Марии Федоровны».

А история его взаимоотношений с последней хранительницей инсигний Мальтийского креста такова:

«Он принимал участие в организации работы склада Красного Креста жены наследника престола цесаревны Марии Феодоровны, в «собственном его величества Аничковом дворце». Его сотрудниками были персоны весьма высокопоставленные: князья, графы, генералы, фрейлины. (Мария являлась «августейшей покровительницей» Российского общества Красного Креста, до 1879 г. именовавшегося Обществом попечения о раненых и больных воинах, с самого начала его основания в 1867 г.).

Дмитрий Павлович неоднократно участвовал в мероприятиях, на которых присутствовала Мария. Он сберег программу состоявшегося в 1903 г. концерта воспитанников с записью «Государыня была».

В делах Государственного архива Свердловской области есть семь документов о приеме Соломирского императрицей, датированных 1877 - 1907 годами. Он неоднократно получал приглашение на обед или завтрак в ее Гатчинский дворец, сохранил три их меню, помеченные 1892, 1893 и 1905 годами.

Управляющий И.Чиканцев получил от него сообщение, что Мария была очень милостива к его жене, Вере Никтополионовне и дочери Анне.

По фонду Соломирского в ГАСО его переписка с императрицей и сотрудниками ее склада прослеживается на протяжении 38 лет, с 1878 г. до 1916 г.

Дмитрий Павлович в Екатеринбурге и Петербурге получал телеграммы на французском языке от Марии и ее приближенных из Петербурга-Петрограда и его пригородов (Гатчины, Петергофа), Киева, а также населенных пунктов иных стран, где она, дочь датского короля, жила (Копенгагена, Стокгольма, Лондона, Сандрингхэма - поместья английских королей в графстве Норфолк). Соломирский императрице писал также по-французски.

Его рвение и преданность династии были щедро вознаграждены. Вернувшись на Урал, он «вдогонку» получил (причем «перепрыгнул через ступеньку» - до этого был статским советником) «по благоволению» Марии чин егермейстера, согласно Табели о рангах соответствующий генерал-лейтенанту в армии (3-й класс). 21 июля 1905 г…»

 Продолжение   http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=764