April 24th, 2012

Старейший Банкирский дом «Печенкина и Ко» археолога Заусайлова и антиквара Мартинсона

(  Начало  и первый  крах     кредитно  финансовой  системы России  в  19-20 веках)

© Наталья Ярославова-Чистякова
23  апреля  2012   года

 Полный   текст   с иллюстрациями   по ссылке   http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=707

Три  раза,     в течение   последних лет,   в  Екатеринбурге  горел  особняк     компании   «А.А.Печенкина и Ко» . Т.е.   горел он   столь  же странно и   часто,   как «романовская»  Ганина Яма,  под  тем же   самым Екатеринбургом .   И  эти пожары  известного в  Екатеринбурге   особняка   , каждый раз ,  символически напоминали  об  истории одного из  первых и самых  успешных   «Банкирских домов»   XIX  века,  просуществовавшего  30 лет и  неожиданно для   всех обанкротившегося  в  начале  русско-японской  войны  1904-1905 года.   

«В глазах большинства обывателей эта фирма представляла "из себя большое банкирское дело с хорошо известным среди торгового мира именем». В течение 32 лет "А.А. Печенкина и К " занималась банкирской деятельностью и слыла самым солидным заведением в России» /1/.

Крах    этого   старейшего  банкирского  дома  России,  имевшего отделения и деятельность   в  Казани,  Саратове, Нижнем    Новгороде,  Самаре,   Оренбурге,   Петербурге и  Екатеринбурге, а также  покрывшего  почти все Поволжье своими  агентствами ,  уже  в  90-х  годах   20 века    сравнивали   с  крахом  «финансовых  пирамид» , намекая  на  то, что  собственники вышеозначенного  финансового института, в лице В.В.Мартинсона   вывезли  из России     денежный  эквивалент стоимости  6 тонн  золота или  300  миллионов  долларов,  в  современных ценах.

Сейчас   вывозят  и  больше. Но тогда  «исчезнувшая» сумма  впечатляла.   Хотя, на самом  деле ,  она не исчезла. 

К банкротству     привело  то, что   деньги от населения  принимались  на   краткие   сроки,  тогда  как  собственные   вложения  компания  «А.А.Печенкина и Ко»  делала   долгосрочные и рискованные. Например, в золотые  прииски в  Оренбурге, что  оказалось убыточным проектом.    

Да и учредителей  компании «А.А.Печенкина и Ко»,   никаким образом,   с  мошенниками  90-х  сравнить нельзя.  

Сын   А.А.Печенкиной    -  В.И.Заусайлов    был   внуком      городского головы Казани ,  старообрядца  В.Я.Заусайлова.   При этом сам В.И.  Заусайлов , выпускник  Казанского университета  по специальности   химия,  Почетный   гражданин  города  Казани, гласный    городской  казанской   думы,       известный     археолог, создавший  коллекцию   первобытных древностей, выкупленную       для  Национального  музея  Финляндии     вместе с   её  знаменитым  Каменным    Копьем. Причем    увлекся   археологией    В.И.Заусайлов  после  IV-го  Археологического съезда  в Казани в  1877   году, который  проходил  под председательством  А.С.Уварова.

  Второй      совладелец банкирского дома -  В.В.Мартинсон,  выпускник С-Петербургского коммерческого  училища,  о  котором     исследователи  пишут так:

«Главным двигателем всего предприятия являлся коммерции советник В.В. Мартинсон, человек предприимчивый, широкого, но вместе с тем обдуманного размаха»/1/

 В.В.Мартинсон        был также гласным казанской  Думы.  Он   основал  Казанский   театр  и  «Увеселительный  Сад»  в Казани,  был   известным   антикваром,  в  коллекции старых мастеров которого   находилось   несколько   полотен художников школы Рафаэля.

Именно  этот В.В.Мартинсон,  уже  перед революцией  1917 года,    написал  письмо   ярославским  Ярославовым,    сообщив      им тайну их родословия  , о чем и   рассказывала   статья   :  «Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство» http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=574 ).

 А  начинали свое  дело  В.В.Мартинсон и  В.И.Заусайлов    в 1872 году  с маленькой  меняльной лавки в Казани. И возможно   шли,    отчасти,    путем   И.С.Аксакова, родившегося   в Башкирском селе  Надеждино  Белебеевского уезда ,  который   1869 году   вошел в число основателей Московского купеческого общества взаимного кредита (ОВК), а уже в 1874 г. возглавил его совет, сменив на этом посту своего друга – известного русского предпринимателя Т.С. Морозова.

 Слова:  «купец» и «старообрядец»  тут , видимо, надо считать  ключевыми , поскольку   изначально   речь   шла об объединении людей : купцов и  торговцев, слову которых можно доверять.   

При   организации   банкирского  дома «А.А.Печенкина и Ко»     В.В.Мартинсон и В.И.Заусайлов  превзошли   всех своих первых конкурентов  тем, что они  единственные   предложили  услугу  «денежных переводов»/3/.

И в этом  их   конкурентном преимуществе мне видится  «наследие  тамплиеров»,  которые     создали схему расписок, помогающую торговцам  и  паломникам  путешествовать с минимумом  наличных денег, спасая  свою суму –кошелек (  «Истоки кризиса: Формат «Жадность Бездонна» против принципов Тамплиеров (Храмовников)»  http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=17&PubID=314)

 Однако  саму   моду  на  кредитные и банковские  учреждения надо считать результатом того Начала ,  которое  положил  Михаил  Орлов – сын  Т.Ф.Ярославовой     в  1833 году,  в  его книге «О государственном  кредите»  ,   где  он  изложил   свои экономические    взгляды и  в т.ч. развил тему  кредитования.  В издании  книги М. Орлову  помогал Петр Вяземский.

Это было   первое  не только в   России  , но и   в мировой литературе изложение буржуазной теории государственного кредита

 Сохранился   даже  экземпляр, подаренный   М.Орловым  - А.Пушкину  с        посвящением: «Милостивому государю Александру Сергеевичу Пушкину от сочинителя М. Орлова в знак дружбы и уважения», и заметки    А.С.Пушкина  , сделанные им  «на полях»  книги  М.Орлова («Заметки  (Пушкина) при чтении книги М. Ф. Орлова "О государственном кредите" http://www.as-pushkin.net/pushkin/text/articles/article-148.htm).

Как  видно по    датам,  Михаил  Орлов  разработал  теоретические  основы    кредитования  и работы с привлеченными  средствами    за три десятилетия  до того, как   И.С.Аксаков  , В.В.Мартинсон и  В.И.Заусайлов    стали практически  внедрять  эти  идеи.

Издана  книга  М.Орлова  была  сначала на  немецком языке (с цензурой) , а затем на  французском языке.    При   этом во французском   издании   М.Орлов  восстановил   изъятые  цензурой  страницы.  На русском языке  книга  не была  издана никогда.

«Орлов выступал с позиции защиты и распространения в Рос­сии свободы хозяйственной деятельности. Он был против госу­дарственной и частной монополии…

Орлов ссылался на исторический пример Англии: только бла­годаря удивительному могуществу государственного кредита Анг­лия достигла изобилия и успехов всякого рода в XVIIXIX вв.

Анг­лия нашла в государственном кредите, по словам Орлова, «тот рычаг, коим Архимед хотел поколебать Вселенную»

В европейской экономической мысли XIX в. вопрос о госу­дарственном кредите (уже после Орлова) разрабатывал немецкий экономист К. Дитуель. Его книга «Система государственных зай­мов, рассматриваемая в связи с народным хозяйством» издана в 1855 г. в Гейдельберге. В своей работе К. Дитуель ссылался на немецкое издание книги Орлова (1840).

В середине XX в. исследователь деятельности  М.Ф.Орлова Морозов дал анализ работы М.Ф. Орлова в целом. Морозов провел тщательное сравнение текста работы М.Ф. Орлова с книгой К. Дитуеля и установил, что Дитуель широко использовал текст Орло­ва, заимствовав идеи и часто ее цитируя. /7/

 Нет   уточнения:  о ком из династии  Морозовых идет речь,  но судя по тому, что  И.С. Аксаков  заменил на  посту Председателя Правления Московского купеческого общества взаимного кредита   Тимофея Саввича      Морозова,    можно  высказать  предположение, что изучал труды  М.Орлова именно  первый  глава  ОВК /8/

 Михаил  Федорович  Орлов   был    близок к      славянофильским кругам,  в  тот период, когда  с  1831 года  вновь жил в  Москве. «По свидетельству С. Т. Аксакова – отца (И.С.Аксакова ), 9 мая 1840, в день именин Н. В. Гоголя, Орлов  вместе с Лермонтовым  присутствовал на обеде у М. П. Погодина; поэт прочел здесь отрывок из поэмы «Мцыри»/10/

Таким  образом, Михаил   Орлов   был  знаком с отцом   Ивана Сергеевича   Аксакова, ну а В.В.Мартинсон и   В.И. Заусайлов   шли  «след в след» за этими    новациями.

 В  1833 году,    работая над  книгой  «О государственном кредите»    генерал-майор М.Ф.Орлов      проживал   под надзором полиции    в доме  на   Малой  Димитровке  1/7 (позже на  М. Димитровке 12)  .   Это  был  Главный дом городской усадьбы Долгоруковых-Бобринских . А  Бобринский  - сын Екатерины  II , замечу  – двоюродный  брат  Михаила   Орлова  по отцу.   В 1860-е годы в этом  же  доме начались публичные заседания Московского Археологического общества под председательством его организатора археолога А. С. Уварова.     После  одного из таких съездов, который  прошел в Казани,  под председательством все того же  А.С.Уварова,   учредитель   компании «А.А.Печенкин и Ко»    как   раз и увлекся   археологией,    собрав затем  самую  богатую в России  коллекцию  ,  относящуюся к   каменному веку.

 Существует мнение, что    интерес  Михаила Орлова  «к кредитным проблемам возник под влиянием книги «Опыт теории налогов» Н.И. Тургенева, с которым Орлов был дружен в период подготовки восстания декабристов.  Действительно,   и   М.Орлов  затрагивал в его книге тему  налогов.  «С одной  стороны, он     признавал    неизбежность налогов. С другой  стороны,  «убе­дительно показывал теневые стороны налогов:  1) налоги не должны быть чрезмерно тяжелыми; 2) налоги порождают насилие;  3) правительство в собирании налогов доходит до крайней жестокости; 4) налоги - пережитки феодализма, которые следует унич­тожить»/7/

            Однако   я  думаю,  что на написание книги повлиял не  только   Н.И.Тургенев,  но и   ложа «Овидий  25», и  «Орден  Русских  Рыцарей» и  ложа «Палестина»  , и  конечно  годы , проведенные в Европе   после   Войны  1812 года,   где он  общался  с самыми  таинственными фигурами   мировой   политики     того времени,   включая  Шарля Мориса  де   Талейрана ( «Великая идея (Греция), ложа «Палестина», Эрмитаж и Орден Почетного легиона … Михаила Орлова, спасшего Париж, «забыли» в ряду Героев войны 1812-1814 года»  http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=637)

 Таким  образом, Михаил    Орлов   имел  доступ  к закрытым орденским  источникам информации,   глубоко  изучил финансовую систему  Англии  и  имел    блестящий   ум для того, чтобы    продвинуть   эволюцию  в мире  финансов.

 Вследствие   его близости к славянофильским кругам , первыми практически использовали    идеи   М.Ф.   Орлова  славянофилы,  старообрядцы и староверы.

 В эти  годы  шла как раз   полемика   экономистов  о  путях  дальнейшего экономического развития  России , о чем  рассказывает     исследование   Антонова М. Ф. «Экономическое учение славянофилов»  ( Отв. ред. О. Платонов. М., Институт русской цивилизации, 2008. – 416 с.).

«Славянофилы не мирились с отставанием России от наиболее развитых стран Западной Европы … На страницах «Москвы» И. Аксаков выступил от имени  новой общественной силы: ….И. Аксаков безоговорочно поддерживал развитие национальной промышленности и торговли. Он выступал с требованием предо­ставить больше свободы частному капиталу…»

            Надо  сказать, что И.С.Аксаков  был  хорошо готов к этой   полемике,  поскольку    ещё    «в 1853 году он принял предложение Географического общества описать торговлю на украинских ярмарках. В конце 1853 года И. С. Аксаков отправился в Малороссию и провёл в разъездах по ней весь следующий год. Результатом этой поездки появилось в 1859 году обширное «Исследование о торговле на украинских ярмарках».

              Как  я  понимаю , он  описывал  ярмарку  в  том самом городе казаков и масонов   -  Нежине ,  куда  на время   вывозили   архивы Н.М.Михайловского  «вместе  с  Дневниками    А.Т.Ярославова .В  сферу  его  внимания  должна  была попасть и Макарьевская   ярмарка, и ярмарка  в Сарапуле,  а  также в Николо-Березовке.   Все  эти ярмарки возникали на водных путях,  вокруг  духовных центров.    Ведь  где храм,  там и лавочники . ( «Ярославовы, Светлояровы раскольники и казаки у места явления «Надежды в конце Мира» - Табынской иконы Хазарской епархии в Башкирии, Ч.2» http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=700).

Таким  образом,  И.С.Аксаков     глубоко изучил  речную и морскую торговлю, а также   эволюцию  взглядов участников   этой  мировой  ,  по её  сути,   торговли.

 Не удивительно, что  имея  приоритет в  знании :   и  Ф.В.Чижов/12/, и   И.С. Аксаков ,  а  также  другие славянофилы участвовали в учреждении акционерных обществ, банков, обществ по строитель­ству железных дорог и морских пароходств,  и пр.

             Как   пишет автор исследования  «Экономическое учение славянофилов»:

«И. Аксаков одним из первых оценил значение нового соци­ального типа – купца, ворочающего миллионами рублей. И он умело приспособил славянофильство к взглядам патриархального в быту, косного в политике московского купечества»

            Не  все  славянофилы   были согласны с  «поздним  И.С.Аксаковым». Но тем не менее  , ситуация  развивалась  так, и он  претворял  теорию кредита  - в  практику, причем, как всегда  это бывает,  «с отступлениями от первоисточника».

             У   И. С. Аксакова   был     известный   брат  -  К.С.Аксаков ,  фигура  не менее  могущественная      в интеллектуальном  плане, чем сам Иван  Сергеевич

 Третьим   братом был  -  Аксаков  Григорий Сергеевич . который  ещё  в 1864 году    возглавил Уфимскую губернию. Причем,  именно    при   нём был создан Уфимский губернский музей, построен театр оперы и балета. В  1867 году  Г.С.Аксаков  стал уже губернатором  Самарским.

 По приглашению губернатора  Г.С.Аксакова  ещё    в   1863 году      в Оренбургское губернское правление  поступил   Д.С.Волков  - будущий   Уфимский  городской  глава.  В     1876 году уже  будучи во главе Уфы    он   создал   городской  общественный  банк  и   сеть   ссудо – сберегательных   товариществ в  Уфе, Стерлитамаке, а также   на родине И.С.Аксакова.  При этом в  сотрудничестве с  Г.С.Аксаковым  Уфимский  глава Д.С.Волков    лоббировал строительство  железной дороги через Уфу, конкурируя в этом вопросе   с Казанью.

 Ссуды  от     Д.С.Волкова     выдавались крестьянам переселенцам.  И таким образом,  во второй половине XIX  века  им  было   заселено   шесть  деревень   русскими , прибывшими в Башкирию..  Вот   именно  подобные  переселенцы  могли быть   клиентами    агентств  компании «А.А.Печенкин и Ко».

  Ведь как   пишут исследователи истории   этой   компании :  «В течение 13 лет банкирская контора "А.А. Печенкина и Ко " покрыла почти все Поволжье своими отделениями и агентствами» /1/

 С моей  точки зрения, важным является  тот факт, что    Уфимский     голова  Д.С.Волков  был   выпускником   Московской  духовной Академии ,   расположенной   в Троице-Сергиевской  Лавре, где    в  XV веке  игуменствовал  Паисий (Ярославов). Позже  в   этой Троице Сергиевой   Лавре был  перезахоронен  И.С.Аксаков.

Духовные    Академии ведут   свою     историю от Славяно-греческой  академии князя К.К.Острожского –  мужа  княгини Александры   Тышкевич   Ярославовой Острожской. 

            Непосредственно    «в Московии»   духовные  академии    возникли  при   патриархе  Иоакиме («Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави)» Ч.3 http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=17&PubID=661)

 Поэтому,  в  случае Д.С.Волкова,  это даже не  «славянофильский  след»   в XIX веке, а   первоисток.

 Как   видим, три брата   Аксаковых   - сыновья  С.Т. Аксакова , «контролировавших»  Оренбургскую,  Уфимскую и  Самарскую губернии,  а   также  Московское    купеческое  общество  взаимного  кредитования    оказали заметное влияние на становление   кредитно-финансовой   системы в  Поволжье и  на Каме в   XIX    веке.

 Не  исключаю,  что информацию  о  «золотых приисках» в Оренбурге      В.В.Мартинсон  получил  как  раз от них. Вложения    его в эти прииски  оказались неудачными  из-за низкого содержания  золота.  

  А рискованные    вложения   были    сделаны, по   одной  из версий,    от  избытка    денег   в  банкирском доме «АА.Печенкин о Ко» . На определенном этапе  собственники  банкирского  дома  уже   не знали, куда    вкладывать  привлеченные от населения  финансовые ресурсы.

«Дело пошло столь успешно, что их первоначальный капитал в 45 тысяч рублей через три десятка лет составлял около 13 миллионов рублей. Именно эта сумма находилась на балансе товарищества, когда в 1887 г. было решено открыть главную контору в Санкт-Петербурге, на Невском проспекте. До этого прибыли и убытки делились поровну: одна половина доставалась А.А.Печенкиной с сыном, другая поступала в распоряжение В.В.Мартинсона»./2/

Именно вот  этот   «рост свободных капиталов подтолкнул В.В. Мартинсона и В.И. Заусайлова к открытию новых отделений в других городах и расширению  банковских операций. В 1876 г. они открыли контору в Екатеринбурге, в 1877 г. - в Саратове и в 1886 г. - в Нижнем Новгороде. /1/

ЕКАТЕРИНБУРГ…

НИЖНИЙ  НОВГОРОД …

КАЗАНЬ…

САМАРА

  Продолжение  по ссылке   http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=707