Previous Entry Share Next Entry
Калевала. Причина войн - плохие кузнецы-ковали и дурные свойства железа и стали,нарушивших присягу
yaroslavova
В  карельском  эпосе  «Калевала»  плохо скованное  железо, в которое  вместо меда   небесного попал  «яд  гадюки    черной»,   называется причиной   братоубийственныйх войн.   Эпос  рассказывает    о том, как  железо  в горниле  давало клятву  служить  только   добрым  целям, Но «Вышла сталь оттуда злою, Злобным сделалось железо, И нарушило присягу, Как собака, съело клятвы; Без пощады режет брата. И родных с ужасной злобой, Заставляет кровь струиться».    И   железо  укоряют:  «Ныне ль ты великим стало, Сильной ярости достигло, Клятву страшную забыло, Честь свою, как пёс, сожрало: Свой же род ты полосуешь, И своих родных кусаешь? Кто ж тебя ко злу понудил, Кто внушил дела дурные?». После  этого  самый   лучший  кузнец и  коваль берется   выковать  Сампо,  но много раз у   него получается  лук, челнок, корова,  плуг, имевшие  дурные свойства. Лук   "каждый день просил   жертвы, А по праздникам и вдвое". Кователь  - не   доволен такому свойству  и бросает его в огонь Челнок «Сам собою шел в сраженье, Без нужды на битву рвался». За  дурное свойство  его тоже отправляют на  переплавку.   На  переплавку       за дурное  свойство  идет и корова, которая  «пускала  молоко в  землю», а также  плуг  за то, что   «пахал поля чужие,  Бороздил соседний выгон».  Его  тоже  отправляют в  пламя. И  наконец  появляется Сампо,   которое  мелет   муку, делает соль и  деньги.
Начинается    же  история с      повести о  вещей  начале   «О   происхождении железа, И о первом росте стали"….   О   железе   -  младшем брате  воды  из капель черного,  белого и красного  молока дев,   и     с вопроса  о том:  кто бы     мог вылечить боль  героя, пострадавшего от железа,  и    остановить все  от "яда черной  гадюки".   Вода   согласно    эпосу  должна  закалить  железо, чтобы оно стало  Сампо.

«Калевала»  http://www.rgo-sib.ru/book/kniga/61.htm
Кто б лечил следы железа,
Мог бы боль унять героя,
Положить конец страданью,
Исцелить герою рану….

"Не найдется ль в этом доме,
Кто б лечил следы железа,
Удержал бы реку крови,
Положил конец потоку?"…

Там старик седобородый
Наверху, на печке грелся;
Пробурчал оттуда старый,
Закричал седобородый:
"И не то еще сдержали,
И не то остановили
Три могучих божьих слова
Повесть о вещей начале;

Руна ДЕВЯТАЯ
1. Вяйнямёйнен рассказывает старику о происхождении железа.

Много разных слов я знаю,
Но не знаю о начале,
О рождении железа
И о первом росте стали"….
"Знаю сам начало стали
И рождение железа,
Воздух - мать всему на свете,
Старший брат - водой зовётся,
Младший брат воды - железо,
Средний брат - огонь горячий.
Укко, тот творец верховный,
Старец Укко, бог небесный,
Отделил от неба воду,
Разделил он воду с сушей;
Не рождалось лишь железо,
Не рождалось, не всходило….
Появились три девицы,
Эти дочери творенья,
Эти матери железа
И голуборотой стали.
Вот пошли они, колышась,
В облаках они ступают,
Молоком полны их груди,
И сосцы отяжелели.
Молоко течёт на землю,
Грудью полной орошают
Девы землю и болота,
Тихо дремлющие води.
Каплей чёрною стекает
Молоко у девы старшей,
У второй же девы, средней,
Каплей белою стекает,
А у той, что всех моложе,
Каплей красною сбегает.
И из чёрных этих капель
Вышло мягкое железо;
Где же белые упали
Сталь упругая явилась;
А из красных капель вышло
Лишь некрепкое железо.
Так недолго продолжалось,
Вот железо захотело
Брата старшего увидеть,
Завести с огнём знакомство.
Но огонь бушует страшно
И растет с ужасной силой,
Сжечь несчастного он хочет,
Брата младшего - железо.
Но железо убегает
Для себя защиты ищет
В зыбких топях и болотах

"О ты, бедное железо!
Здесь тебе плохое место…
"А что будет, если брошу
Я в огонь железо это,
Положу его в горнило?"

Там, в огне кузнечном сильном,
В ярком пламени горнила.
И воскликнуло железо:
"О кузнец ты, Ильмаринен,
Унеси меня отсюда,
Здесь меня терзает пламя!"
Так ответил Ильмаринен:
"Коль тебя отсюда выну,
Может, станешь ты ужасным,
Станешь слишком беспощадным,
Своего порежешь брата,
Сына матери поранишь".
Поклялось тогда железо,
Поклялось сильнейшей клятвой
Пред горнилом, наковальней,
Перед молотом кузнечным,
Говорит слова такие…
Я не буду резать брата,
Сына матери не трону;
Жизнь моя приятней будет
И житье моё привольней,
Если к людям попаду н,
Послужу ручным орудьем,
Чем свое мне племя резать,
Чем своих родных мне ранить".
И кузнец тот, Ильмаринен,
Тот кователь вековечный,
Из огня железо тащит,
Положил на наковальню,
Бьет его, чтоб стало мягче

Ведь не закалить железо,
Коль не намочить водою….
"Пчёлка, быстрый человечек!
Приноси медку на крыльях…
Чтобы сталь мне изготовить,
Чтобы выправить железо!".
Слышит шершень, Хийси птичка,
Услыхал он эти речи…
И приносят змей шипенье,
Черный яд гадюки злобной,
Муравьиный яд приносит
И сокрытый яд лягушки
В жидкость для закалки стали
Вышла сталь оттуда злою,
Злобным сделалось железо
И нарушило присягу,
Как собака, съело клятвы;
Без пощады режет брата
И родных с ужасной злобой,
Заставляет кровь струиться
И бежать из раны с шумом.

2. …
"Знаю я теперь начало
И коварный нрав железа.
Злое, жалкое железо,
Ты, изгарина дрянная,
Сталь с могуществом ужасным!
Так-то ты росло на свете,
Так-то сделалось ты страшным,
Чересчур уже великим!
Ты ведь не было великим,
Ни великим, ни ничтожным

В страшном огненном пространстве,
Как клялось ты страшной клятвой…
Ныне ль ты великим стало,
Сильной ярости достигло,
Клятву страшную забыло,
Честь свою, как пёс, сожрало:
Свой же род ты полосуешь
И своих родных кусаешь?
Кто ж тебя ко злу понудил,
Кто внушил дела дурные?
Твой отец иль мать родная,
Был ли то твой брат старейший
Иль сестра твоя меньшая,
Или кто другой из рода?
Не отец, не мать родная
И не брат родной старейший,
Не сестра твоя меньшая
И никто другой из рода;
Ты само - источник бедствий
Ты - начало дел ужасных.

Стой, как меч, упавший в море…,
Если ж непременно надо,
Чтоб ты быстро устремлялась,
Ну, так двигайся ты в мясе,
По костям ты бегай быстро:
Там тебе гораздо лучше,
В коже много превосходней
Пробегать тебе по жилам
По костям передвигаться,
Чем на землю изливаться,
Перемешиваться с пылью.
Молоко, не лейся в землю…
Проживать должно ты в сердце,
В легких погреб свой устроить"
Поспешай туда обратно,

Руна ДЕСЯТАЯ

3. Ильмаринен прибывает в Похъёлу...
Тотчас Похъёлы хозяйка
У пришельца вызнать хочет:
"Не знавал ли ты, быть может,
Или ты, быть может, слышал:
Ильмаринен есть кователь,
Он - кузнец весьма искусный?
Уж давно мы ожидаем,
Уж давно желаем видеть
В дальних северных пределах,
Чтоб он выковал нам Сампо".
….
Я и есть тот Ильмаринен,
Тот кузнец весьма искусный".

"О кузнец ты, Ильмаринен,
Вековечный ты кователь!
Ты сумеешь сделать Сампо,
Крышку пеструю сковать мне,
Взяв конец пера лебедки,
Молока коров нетельных,
От овечки летней шерсти,
Ячменя зерно прибавив?
Ты тогда возьмешь в награду
За работу дочь-красотку".…
4. Ильмаринен выковывает Сампо ...
Вот идет ковать он Сампо…

В первый день мехи он ставит,
На другой день - наковальню.
Вот на первый день нагнулся
Тот кователь Ильмаринен;
Он нагнулся, чтоб увидеть
На пылавшем дне горнила,
Что из пламени там вышло,
Из огня что поднялося.
Лук из пламени явился
С золотым сияньем лунным;
Серебром концы блестели,
Рукоятка - пестрой медью.
Был по виду лук прекрасен,
Но имел дурное свойство:
Каждый день просил он жертвы,
А по праздникам и вдвое.
Сам кователь Ильмаринен
И не рад такому луку:
Пополам он лук ломает
И бросает снова в пламя,
Поддувать рабам велит он,
Им велит он дуть сильнее.
На другой день вновь нагнулся
Тот кователь Ильмаринен
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Из огня челнок там вышел,
Вышла лодка - красный парус,
Борт весь золотом украшен,
И уключины из меди.
Был челнок прекрасен с виду,
Но имел дурное свойство:
Сам собою шел в сраженье,
Без нужды на битву рвался.
Сам кователь Ильмаринен
Не обрадовался лодке:
Изломал ее он в щепки
И бросает лодку в пламя,
Поддувать рабам велит он,
Им велит он дуть сильнее.
Вот на третий день нагнулся
Тот кователь Ильмаринен
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Из огня корова вышла,
У нее рога златые,
Среди лба у ней созвездье,
Меж рогов сияет солнце.
Хороша корова с виду,
Но у ней дурное свойство;
Спит средь леса постоянно,
Молоко пускает в землю.
Сам кователь Ильмаринен
Недоволен той коровой:
Режет в мелкие кусочки
И в огонь ее бросает,
Поддувать рабам велит он,
Им велит он дуть сильнее.
На четвертый день нагнулся
Тот кователь Ильмаринен
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Из огня там плуг выходит,
У него сошник из злата,
Стержень плуга был из меди
И серебряная ручка.
С виду был тот плуг прекрасен,
Но имел дурное свойство:
Он пахал поля чужие,
Бороздил соседний выгон.
Сам кователь Ильмаринен
Не обрадовался плугу:
Быстро плуг в куски ломает
И бросает снова в пламя

Третий день бушуют ветры,
Из окошка вьется пламя…
Ильмаринен, тот кователь,
Вновь на третий день нагнулся
Посмотреть, что получилось
На пылавшем дне горнила;
Видит: Сампо вырастает,
Крышка пёстрая возникла.
И кузнец тот, Ильмаринен,
Вековечный тот кователь,
Стал тогда ковать скорее,
Молотком стучать сильнее
И выковывает Сампо,
Что муку одним бы боком,
А другим бы соль мололо,
Третьим боком много денег.
Вот уже и мелет Сампо,
Крышка пестрая вертится:


?

Log in