Previous Entry Share Next Entry
Мещерские видные масоны. Виленский гаон и Вильнеры. Лазаревичи и Лейзеровичи.Шалоболино и Кураг
yaroslavova
© Наталья Ярославова – Оболенская
11 апреля 2015 года - Великая суббота
11 апреля память преподобных Марка (XV век) и Ионы (1480 год) Псково-Печерских

11 апреля 1891 года - день рождения Великого Сибирского пути

Продолжение  из части 2 и части 3  http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=1104
Глава: Князья Мещерские видные масоны, Михайловский замок, кольцо АА.Мещерского, ложа «Северное сияние» П.А.Мещерского – сына «новосибирского агронома»
Глава:Дом Вильнера, торговца пантами маралов, и музыка Легара. Мое путешествие в Минусинск и Петербург, ещё до моего рождения, вместе с ожидавшей меня мамой
Глава:  Давиденко и Вильнеры - несколько поколений рядом. Виленский гаон. Моисей Лейзерович и Михаил Лазаревич. Брак - как источник богатства для петербургского барокко в Минусе
Глава: Кожевенное дело потомков Вильнера и Давиденко в Абакане, на родине князей Ширинских. Потомки Ксении Марковой - матери К.Н.Марковой - Давиденко в Львове, Кишиневе и Петербурге, где представлен круг Вильнера
Князья Мещерские видные масоны, Михайловский замок, кольцо АА.Мещерского, ложа «Северное сияние» П.А.Мещерского – сына «новосибирского агронома»
В истории Мещерских часто встречается тема масонства и Кронштадта, имеющего отношение к масонству иОрдену Андрея Первозванного.
Это и князь Александр Иванович Мещерский - член ложи Эрато (Петербург), а также Великой Провинциальной Ложи (ВПЛ), друг С.Перфильева - воспитателя Павла I Гроссмейстера Мальтийского ордена.
Это родственница «новосибирского агронома» князя Мещерского - Ольга Дмитриевна Форш, написавшая книгу «Михайловский замок» и жившая в усадьбе П.П.Чистякова, которую посещала императрица Мария Федоровна - хранительница инсигний Мальтийского ордена после революции.
Это отплывавший из Кронштадта в Новогвинейскую экспедицию князь П.Н. Мещерский.
Это кольцо князя А.В.Мещерского, которое он завещал ещё неродившейся дочери перед его смертью. Но в дни похорон князя оно было украдено и не досталось княжне Екатерине Александровне.
Это и П.А. Мещерский - сын «новосибирского агронома», выпускника Петровско-Разумовской академии Александра Павловича Мещерского, - горный инженер, масон, художник, архитектор. Член-основатель ложи "Северное сияние", дародатель (1925-1926). Обрядоначальник ложи "Гермес" (1932). Казначей (1930-е), оратор ложи "Друзья любомудрия"…». При этом дом известного ботаника и селекционера Н.И.Вавилова находился рядом с домом П.П.Чистякова, где жила во флигеле О.Д.Форш, родственница «новосибирского агронома» князя Мещерского (не по крови). И все в Царском селе, где находился этот дом, было проникнуто любовью к сельскому хозяйству.
Родной брат Н.И.Вавилова – С.И.Вавилов, основатель научной школы физической оптики в СССР (ГОИ), в 1945 г., став президентом Академии наук, фактически возглавил все дело по изучению наследия Ломоносова. «В создании музея выделяют значительную роль источниковеда А. И. Андреева… «Рядом с ним должен быть поставлен и Л. Б. Модзалевский, столь много и плодотворно потрудившийся над эпистолярным и вообще рукописным наследием Ломоносова».
Брат Б.Л.Модзалевского (отца) - В.Л. Модзалевский, как раз, и упоминал Федосью Степановну Ярославову, как супругу вологодского А.Т.Ярославова, «Дневниковые записки» которого хранились в Нежине «Музей М.В.Ломоносова в башне Кунсткамеры - символ Петербургской Академии наук, и табакерка Ф.С.Ярославовой, как часть истории жизни первого русского академика»).
Табакерка, подаренная в некоем Архангельском, могла быть преподнесена и в саратовском имении Мещерском-Архангельском князя М.В.Мещерского, ведь сыном Федосьи Степановны Ярославовой (Брянчаниновой) был Саратовский вице-губернатор Т.А.Ярославов, жена которого имела дом на «масонской» улице Мясницкой, а сын был Кавалером ордена Иоанна Иерусалимского.
Декабрист Н.О.Модзалевский отбывал ссылку в том самом Минусинске, куда почему-то переехала из Красноярска моя прабабушка Наталья Давиденко ( фамилия в браке), и жила там в таинственном доме Вильнера. Н.О.Модзалевский был из «славян».
История «славян» началась в Житомире, где дислоцировался Саратовский полк
«Борис и Вадим Модзалевские в судьбе Пушкинского дома РАН.
«В Черниговском полку еще все было тихо, а в Саратовском как будто созревала подходящая для выступления ситуация»… «Славян» было немного…. Действительными членами Славянского союза числилось всего около пятидесяти человек». И его основу составлял Черниговский полк… «После разгрома восстания Черниговского полка вместе с одним из молодых «славян» были арестованы стихи Пушкина!...».
История о Модзалевском (Мозгалевском) в Минусинске описана в статье «Борис и Вадим Модзалевские в судьбе Пушкинского дома РАН, Черниговско - Нежинской архивной комиссии и ложи А.С.Пушкина № 11 Grande Loge de France».
Братья Модзалевские стояли у основания Пушкинского дома:
«Борис Львович Модзалевский был одним из основателей Пушкинского дома РАН, публикатором и комментатором сочинений А.С. Пушкина, декабристоведом. Его брат Вадим Львович Модзалевский - русский историк, геральдист и генеалог, соавтор Малороссийского гербовника, составитель Малороссийского родословника. Поэтому всякий раз , когда встает вопрос о Малороссии или генеалогии , тут же возникает тема А.С.Пушкина, музеев его имени и Пушкинского дома…»
Музей литературы и русского языка Пушкинский дом – одно из учреждений системы РАН, также как музей М.В.Ломоносова, в запасниках которого хранилась табакерка Ф.С.Ярославовой – Брянчаниновой («Масонская табакерка Ярославовой – Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское»).
Дом Вильнера, торговца пантами маралов, и музыка Легара. Мое путешествие в Минусинск и Петербург, ещё до моего рождения, вместе с ожидавшей меня мамой
В доме Вильнера, который называли «Сибирским Зимним Дворцом», жила только моя прабабушка Наталья Давиденко с её мужем и сыном Анатолием, моим дедом.
Однофамильцем Вильнера, чье имя носит дом в Минусинске, является А.М.Вильнер - автор либретто к произведениям австро-венгерского композитора Франца Легара.
Того самого Легара, которого ставили в Норильском Заполярном театре при режиссере Бороденко, чья фамилия написана на обороте фотографии именно вот этой моей прабабушки Натальи Давиденко, именем которой меня назвали, жившей, как сказано, в доме Вильнера.
А.М.Вильнер писал либретто для опер и оперетт «Граф Люксембург» «Цыганская любовь», «Ева», «Наконец», «Одни», «Там, где жаворонок поёт», «Фраскита».
Довольно странно, что именно Легара ставили в Норильске при Г.Бороденко.
Эта же фамилия Бороденко есть на обороте другой фотографии. Написана она карандашом по диагонали, как на фотографии Натальи Давиденко, а типографским шрифтом отпечатано слово Минусинск.
Необычная история.
Необычная она и в том, что моего отца горного инженера Бориса Ярославова, влюбленного в студентку из Полтавы, отправили после распределения из Свердловского горного института в Минусинск. И там в Минусинске, пока его студенческая любовь меняла место распределения, очень быстро был заключен брак отца с моей мамой. Вскоре они уехали в Башкирию.
Но «в мамином животе», до рождения, я уже была в Минусинске, на Тагарском острове. И, в целом: совершила круиз Минусинк-Москва-Петербург, вместе с беременной мною мамой.
Память об этом сохранена в маминых Т.А.Ярославовой-Давиденко воспоминаниях «Чистая протока: воспоминания, размышления и лирические отступления…»
«В это время я ждала уже второго ребенка. Но решилась съездить с дочкой в Минусинск к маме взглянуть на родные пенаты. Со мной была Света, и еще один ребенок - во мне. Так что Наташа рано начала путешествовать. В Москве и в Ленинграде побывала раньше Светы - в утробном возрасте. В Минусинске прожили меньше предполагаемого срока. В августе 1959 года Борис вызвал нас в Башкирию. Намечалась поездка в Ленинград. До этого я не была ни в Москве, ни в Ленинграде. Это была первая поездка в такие города. Проходила первая половина беременности … Мне 27 лет. Была присущая возрасту непосредственность, оптимизм, восторженность… В Москве пробыли несколько часов. Побывали на Красной площади… Увидели Московский университет, созданный по инициативе М.Ломоносова, но носивший почему-то имя Ленина… Москва была и тогда прекрасна. Но Ленинград произвел ошеломляющее впечатление на всю жизнь… Я никогда не задумывалась, почему Наташа всегда хотела переехать в Ленинград. Может, и на нее эта первая «встреча» с Ленинградом произвела впечатление. Дальнейшие ее поездки в Петербург усилили ее влечение к этому городу».
В Минусинске и Ленинграде второй раз я была в возрасте 12 лет, в 1972-1973 годах. В течение года проехала Минусинск, Абакан, Красноярск, Петербург.
Дом Вильнера запомнила хорошо. Но бабушка тогда уже жила в одноэтажном деревянном доме, в соседнем переулке, куда они переехали из окрестностей Новосибирска перед войной..
В доме Вильнера, повторю, жила только моя прабабушка Наталья Давиденко с мужем,чьим именем меня назвали Наталья.
Доходный дом Вильнера есть в Москве на Старой Басманной улице, с женскими масками, «болотными кувшинами, листьями каштана, цветущими луковичными растениями, ветвями лавра» ( «Московский модерн. Доходный дом О.О. Вильнера)
Есть упоминание о драматической студии под руководством Вильнера при театре Н.Н. Синельникова, работавшего в Житомире, где некогда стоял Саратовский полк.
О Минусинских Вильнерах рассказывает статья: След Вильнеров – минусинского купечества.
Не путать с Виннерами.
Вильнеров было два. Моисей и Герш Мордуховичи Вильнеры.
«Чем занимался Моисей Вильнер в Урянхае? По записям полковника Попова, торговал с урянхами, на заимках в долине Уюка содержал маральники. Известно, что брат Герш перепродавал пушнину и сырье, среди которого наверняка были панты марала, на международных рынках Лейпцига и Лондона, что приносило ему солидные доходы.
До 1908 года Герш и Моисей вели совместную торговую компанию, а после торговые дела в Урянхае Герш доверил вести своему приемному сыну Леонтию Лейзеровичу».
Герш Мордухович как раз в это самое время, когда полковник Попов делает свои ценные пометки на полях блокнота, затеял в Минусинске строительство трехэтажного каменного дома с флигелями в стиле сибирского барокко. В этом доме он не жил, в нем размещались магазины, кафе «Де ля Пари», Сибирский торговый банк, кинотеатр «Арс», мужское реальное училище. Во дворе работал электродвижок, снабжавший электричеством центр города. В последний предреволюционный год дом с постройками оценивался в 75 тысяч рублей – треть годового оборота купца. Для сравнения: в то время особняк Моисея Мордуховича с флигелями, расположенный неподалеку, оценивался в 5500 рублей»
Ещё одно интересное замечание автора статьи: «Имя Моисея Вильнера вполне может привести потомков Скобеевых к ответу на вопрос: откуда у Христофора появилась жена по фамилии Гофман?».
Бывшую полтавскую невесту моего папы, когда она приехала в Минусинск, быстро выдали замуж за еврея, старше неё. На всякий случай. Так рассказывала сестра моего отца Маргарита Ярославова(Тетерева). Евреи, видимо, участвовали в «составлении браков».
Вильнеры, как уже сказано, упоминались в Житомире. Они могли приехать и вслед за Модзалевским. В Житомире встречается такая фамилия.
Сама фамилия Вильнер, как пишут, образована от Вильно.
«Фамилия Вильнер произошла от названия города Вильна и в переводе с немецкого означает «выходец из Вильны». Эта фамилия — немецкого происхождения. Очевидно, предок носителя этой фамилии был родом из Вильны. Вильна до войны славилась богатой еврейской жизнью. Особенно знаменит раби Элияу из Вильны, известный как Виленский Гаон» (Что означает фамилия Вильнер) .
Виленский гаон был знаменит, но я уже 15 лет наблюдаю, как воруют таланты у меня и надевают их на других.
А ведь именно за это Виленский гаон накладывал херем.
Давиденко и Вильнеры - несколько поколений рядом. Виленский гаон. Моисей Лейзерович и Михаил Лазаревич. Брак - как источник богатства для петербургского барокко в Минусе
Вильнер, в доме которого в Минусинске жила моя прабабушка с повторяющимся именем князей Мещерских - Наталья, стремительно разбогател не только благодаря его выдающимся коммерческим талантам. В преданиях Минусинска, географически расположенного недалеко от хакасского озера Шира, давшего название князьям Ширинским (Мещерским), у Вильнера него был некий талисман, полученный им в благодарность за помощь пожилому человеку. Уже после утраты этого талисмана, перед революцией, дела этого бывшего крестьянского мальчика из Прибалтики или из Житомира, вновь пошли, как никогда плохо.
Возможно и так, ведь фамилию Вильнер не только переводят, как Виленский.
Мне встретился источник, где Вильнеров показывают потомками Великого гаона!(?)
Ранее я не задумывалась о детях Великого гаона, но в ходе поиска сведений о Вильнере, встретила источник, где сыном Великого гаона показан Вильнер…
Однако имя прямого потомка Виленского гаона , каковым является рав Моше Штернбух, не включает фамилии Вильнер (Виленский гаон раскрыл ученикам точные приметы конца света)
И Вильнер, в толковании «живущий в Вильно», более согласуется с биографией минусинских братьев, рядом с которыми оказалась моя прабабушка.
Герш Вильнер сам лично жил в доме Вильнера на втором этаже. Об этом, в частности, рассказывает работа «Полустертые следы». И в этом же доме жила Наталья Давиденко с её мужем и сыном Анатолием Давиденко, моим дедом.
Причем, дом, как считают, был построен к 1909 году. А фотография моего прадеда относится - к 1908 году. Примерно в это время он появился в Минусинске. Получается, он приехал после того, как там появился приличный дом в стиле барокко, в котором можно было жить. Строитель здания - Хадият Иксанович Исламов. Полагают, что не без влияния Петербурга появилось это барокко в Сибири.
«Строителем дома Вильнера принято считать некоего Хадията Искановича Исламова, мастера-самоучку…Однако сама архитектура здания, сложность его инженерных элементов, да и масштаб строительства заставляют в этом сильно усомниться. Так что либо «мастер-самоучка» успел к моменту строительства получить серьезное инженерно-архитектурно-строительное образование где-нибудь в Петербурге, либо все-таки личность архитектора сегодняшнему исследователю неизвестна…»
В Петербург позже и выехал заказчик этого грандиозного строительства на Тагарском острове Енисея (Дом Привидение. Т. Корнева)
Вторая версия о неожиданном богатстве крестьянского мальчика Вильнера из минусинского селаЛугавского - «ближе к земле». Это история об удачном браке с богатой вдовой, детей которой он воспитывал. Причем приемный сын, и получается его супруга, носили фамилию, близкую к Лазарян. Звучала она - Лейзерович.
«О том, как и почему дела Герша Мордуховича резко начали идти в гору, Лейзерович вспоминал так: «Жена Герша Елена Ильинична (в русском варианте так произносилось ее имя) была вдовой, когда он женился на ней. Богатая, говорят, была женщина. Вот с того и пошло в гору торговое дело Герша Мордуховича (в русском варианте – Григория Марковича). Он и до этого торговлей занимался, а потом вовсю развернулся».
Приемного сына купца Вильнера называют Леонтий Лейзерович. А уже его сын, который позже жил в Абакане - Виктор Леонтьевич Лейзерович.
Фамилия тоже образована от Лазарь, и в ряде случаев её даже расшифровывают, как Лазаревич. Близкое имя носит институт восточных языков в переулке имени боярина Артамона Матвеева (Ярославова Медведя), который теперь называют армянским.
К примеру, в Петербурге на Северном кладбище похоронен Писарницкий Моисей Лейзерович (Михаил Лазаревич).
Графом Иваном Лазаревичем, как раз, и именовался коммерсант, продавший бриллианты графу Г.Г.Орлову.
Моисей Лазаревич мог иметь отношение к Вильнеру, затерявшемуся где-то в Петербурге, куда уехал из Минусинска после революции и экспроприации.
Я писала о Боярской писанице, и фамилия Писарницкий у меня ассоциировалась с этой писаницей.
Боярская (поярская) писаница упоминалась мною в связи с Шалоболино Курагинского района, где рядом с этой писаницей жили предки Давиденко. Упоминание было в статье, посвященной сороковинам моей мамы.
Вильнеры тоже имели отношение к Шалоболино. Родом из села Шалоболино Курагинского района был Михаил Лазаревич, тезка петербургского, которому местные издания посвятили статью «Волшебный напиток долгожителя» (Красноярский рабочий. В.Несяев). Фамилия долгожителя, чей возраст приближался к 100 годам - Файбушевич. Его мать «приходилась двоюродной сестрой минусинскому миллионщику
Григорию Марковичу Вильнеру из знаменитой на всю Енисейскую губернию купеческой династии». Возможно за это, как считает Михаил Лазаревич Файбушевич, ему и пришлось отсидеть в сталинских лагерях.
В Шалобоино родился и Павел Фомич Попов. А некто полковник Попов писал докладные «записки» о торговой деятельности Вильнеров.
Таким образом, мать Вильнера имела отношение к Шалоболино Курагинского района, где жил отец моего прапрадеда Григорий Давиденко с тремя его сыновьями: Алексеем, Адрияном и Игнатием. Игнатий - мой предок, муж Натальи.
И Давиденко с Вильнерами соседствовали не в одном колене, что продолжилось в Абакане.
Кожевенное дело потомков Вильнера и Давиденко в Абакане, на родине князей Ширинских. Потомки Ксении Марковой - матери К.Н.Марковой - Давиденко в Львове, Кишиневе и Петербурге, где представлен круг Вильнера

Продолжение http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=16&PubID=1104

?

Log in