Previous Entry Share Next Entry
22 числа каждого месяца богослужения в честь «Царя и «Бога» святого Шарбеля
yaroslavova

С   1993 года 22 числа каждого месяца в монастыре Аннайя совершаются публичные богослужения в  честь Святого  Шарбеля.  

Богослужения  осуществляются  «по просьбе»  самого     святого  Шарбеля,  который  в ночь на  22 января  1993 года      излечил  , во сне,  страдающую параличом женщину.

Когда   я   работала  над  статьями   главы  «Орден  22  февраля», представленной мною     в  разделе  сайта  «Глобальные экономические стратегии, навигации»

http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=10  , то не  знала  ещё о святом Шарбеле.

К святому     Шарбелю  привели  меня  мои же   публикации,   цитируемые  в  одном из  блогов,  где   эта  тема 22  числа   была   дополнена   сведениями  о   Святом Шарбеле.

И   в этом было  продемонстрировано правильное отношение  к  теме,  поскольку    «22»  -это не кулончик  на   шее ,  и не нашивка на кармане. Это  понимание  того,  какая  философия стоит  за этой   датой и числом,   и прежде всего   - знание   Житий святых, которых поминают в  22-х  числах.

Во всяком  случае,   я надеюсь , что это   понято теми, кто  цитировал мои статьи , и эти   блоги  не будут     использоваться в коммерческих и политических   целях,  как это произошло с   моими  публикациями и  Лебеде.

 Предлагаю  для  размышлений  два  материала о Святом Шарбеле, в том числе и для тех, кто  «не  любит»  число 22

 Для  того, чтобы  любить   или  не любить  надо понимать  , о чем идет речь

 «Многие чудеса произошли после смерти святого. Одним из наиболее известных является случай Нохад Эль Шами, 55 летней женщины, страдавшей от паралича. В ночь на 22 января, 1993 г, она увидела во сне двух монахов-маронитов, стоящих у её кровати. Один из них наложил руки ей на шею и произвел на ней операцию, в то время, пока второй накладывал подушку под её шею. Проснувшись, Нохад обнаружила две раны на шее. Она полностью выздоровела и могла свободно ходить. Она считала, что оперировал её Св. Шарбель, но она не узнала второго монаха. На следующую ночь она снова увидела святого во сне. Он сказал «Я сделал тебе операцию, чтобы люди увидели и их вера вернулась. Прошу тебя посещать скит 22 числа каждого месяца и регулярно участвовать в Мессах всю оставшуюся жизнь». По распространенному мнению, вторым монахом был Святой Марон.

Монашеское имя, которое принял Юсеф Махлуф — Шарбель (Сарбелий) — было взято им в честь антиохийского мученика II в. и состоит из корней со значением «царь» и «Бог».

Ещё при жизни отец Шарбель имел репутацию святого. К нему часто обращались за советом и благословением. Сам он отличался большой преданностью таинству Евхаристии и строгостью монашеской аскезы.

Через несколько месяцев после его похорон на монастырском кладбище над могилой стали видеть свечение. Тело, из которого выделялись пот и кровь, переместили в специальную гробницу, которая стала местом многочисленных паломничеств. В 1925 году Папа Пий XI разрешил начать процесс о беатификации о. Шарбеля. В 1927 и 1950 годах его мощи мироточили, ему приписывается ряд чудесных исцелений. Беатификацию (1965) и канонизацию (1977) совершил Папа Павел VI. День литургической памяти св. Шарбеля — 24 июля; кроме того, с 1993 года 22 числа каждого месяца в монастыре Аннайя совершаются публичные богослужения в его честь». http://ru.wikipedia.org/wiki/%CC%E0%F5%EB%F3%F4,_%D8%E0%F0%E1%E5%EB%FC

Из  статьи  «Святой  Шарбель»  http://sharbel.lipetsk.ru/miracles_in_the_world.html


ЛИВАН

СЛЕДЫ НА РУКЕ
«Незадолго до обеда нас любезно пригласил в свою обитель отец-настоятель. Мы сразу поняли, что не ошиблись в своих предположениях - в монастыре готовилось что-то необычное для нас. Однако то, что произошло, не только обрадовало, но и очень удивило. Предстояло своими глазами увидеть человека, который стал свидетелем и носителем чуда святого Шарбеля.


- Этого человека зовут Раймонд Надера. Его коснулся бессмертной рукой Шарбель.
- Он видел святого Шарбеля? - Мы переглянулись и с любопытством стали ждать продолжение разговора.

Раймонд - бывший офицер ливанской армии, воевал за свободу и независимость страны. Потом учился во Франции, стал ведущим инженером, занимающимся ядерной энергией. Возможно, его профессиональная деятельность и привела его к не совсем обычному чуду. О том, что было с ним дальше, думаю, он лучше расскажет сам. Отец-настоятель сказал что-то по-французски Раймонду. Переводчик тотчас перевел последнюю фразу. "Это наши гости из далекой России. Они - журналисты, изучают феномен отца Шарбеля, несколько лет на страницах своей газеты "Лекарь" рассказывают о нашей стране, о чудесах. Слушая перевод, бывший офицер доброжелательно улыбался, радостно кивал головой.

"Мне весьма приятно видеть вас в Ливане, - любезно начал говорить Раймонд Надера, - после чуда, которое совершил надо мной святой Шарбель, доводилось рассказывать о нем не только паломникам и монахам в своей стране, много раз встречался с французами, итальянцами, с немецкими паломниками, но, честно скажу, с русскими людьми беседовать еще не приходилось.

Итак, это случилось со мной 10 ноября 1994 года. Я, как человек, с детства верующий, иногда наезжаю сюда, в Аннайя, чтобы помолиться святому Шарбелю. Так было и в тот ноябрьский вечер. Спешил последний раз посетить монастырь, ибо зимой добраться сюда невозможно: снежный плен. Народу в "Эрмитаже" было несколько человек, они вскоре разошлись, дело-то шло к вечеру. Наконец я остался один в маленьком молельном зале, где долгие годы жил и умер святой. Да, вот еще что: почему-то, несмотря на огромную занятость, у меня появилась острая потребность приехать в Аннайя, словно святой Шарбель приглашал встретиться с ним.

Во время молитвы я вдруг почувствовал, что нахожусь в церквушке не один. Оглянулся по сторонам. Ни одной живой души. Лишь святой Шарбель смотрел с алтаря на мое растерянное лицо. Затем я испытал трудно передаваемое желание войти в контакт с кем-то неведомым. В душе подивившись этому, продолжал усердно молиться.

Неожиданно церквушку залил яркий, бело-голубой свет, который ослепил меня и очень напугал. Я больше ничего не видел, зато прекрасно все слышал и понимал, где я нахожусь и что со мной происходит нечто необычное.

Потом кто-то довольно сильно сжал мою руку повыше локтя, я почувствовал острое жжение, но стерпел, даже не посмотрел на руку, ибо находился в необъяснимом состоянии, как в полусне, голосов тоже не слышал, но то, что, несомненно, было сказано, буквально впечаталось в мой мозг: "Раймонд, ты живешь неправильно, редко бываешь в церкви, мало молишься. Подумай над тем, что я сказал, осмотрись вокруг, остановись сам и останови тех, кто рядом с тобой". В те мгновения я не сразу все понял. Когда свет исчез и в церквушке снова стало полутемно, лишь свечи бросали тусклый отблеск, я приподнял руку к свету и чуть не вскрикнул: на моей руке были видны очень четкие отпечатки чьих-то пяти пальцев. Следы божественной руки слегка кровоточили, жжение не проходило, но не это взволновало меня вначале, стал припоминать каждое слово, сказанное мне святым Шарбелем. Своими глазами я его не видел, но кто мог быть в его последнем прибежище, кроме его самого?

Возвратясь в Бейрут, я не пошел на работу, а созвонился с нашим опытным врачом и поехал к нему. Ничего не утаивая, рассказал, как было дело. Врач сразу же стал собирать к себе в кабинет коллег - хирургов, терапевтов, сотрудников химической лаборатории. И началась круговерть: меня осматривали, без конца спрашивали о деталях чудесной встречи, взяли различные анализы. В нашем ядерном центре замечательные врачи. Все происходило быстро и без суеты. И вскоре консилиум единодушно признал: "Это явно не химический ожог, как и не термический. Без сомнения, ожог неземного происхождения".
Добавлю, что меня обследовали врачи и ученые не только Ливана, но и Франции, Египта и Сирии.

Лишь на пятый день ожог стал подсыхать, боли прекратились. Я не больно-то радовался, отлично понимал: это чисто внешняя сторона случившегося. Стал напряженно раздумывать над тем, что услышал в обители святого Шарбеля, и не сразу, но пришел к убеждению: отец Шарбель был полностью прав. Я стал забывать о религии, о Боге, вел суетную жизнь, готовил один из ядерных проектов. Нужно менять отношение к жизни. Вскоре, к удивлению коллег, оставил работу в ядерной промышленности, стал больше внимания уделять духовной жизни, стал чаще посещать монастыри, больше и искренней молился. Мало того, друзья, под впечатлением моего рассказа, тоже изменили свою жизнь в лучшую сторону. И вот что постоянно напоминает о том чуде в "Эрмитаже" - едва начинаю забывать о таинственной встрече, как на руке, на том самом месте, вновь появляются четкие и довольно болезненные отпечатки "святой" руки."

- Извините, - спросил я Раймонда, - сколько раз эти следы святого Шарбеля, назовем это так, уже проступали у вас на руке?
- За пять лет - десять раз.
- А сейчас они есть? Можно взглянуть?
- Конечно. - Раймонд был в короткой рубашке, задрал рукав, и мы увидели четкие красноватые отпечатки чьей-то пятерни»


?

Log in